wersiya73
(часть 2)
========== 2002 ==========


Приведя в порядок место лагеря и упаковав свои скудные пожитки, Макгайвер снова задумался над тем, почему он так взволнован своим ранним уходом на пенсию.
В сущности, это было правильно: в финансовом отношении он был обеспечен на всю жизнь, благодаря хорошим инвестициям и бонусам, перенесённым Питом из DXS в фонд «Феникс», при этом, во многих странах он был слишком известен, чтобы иметь возможность путешествовать даже с фальшивым паспортом; и, признаться, Маку всегда приходилось посматривать через плечо, на всякий случай, поскольку Мердок мог вернуться и продолжить охоту на него. Снова.
Самое главное, однако, он думал, что перерыв даст возможность проводить больше времени с Сэмом, ведь он ничего не знал о нём, пока мальчик не стал мужчиной. Мак помнил эту их поездку, как один из лучших моментов в его жизни, несмотря на то, как она закончилась.
То, что он никак не ожидал, так это безжалостной скуки, пришедшей со спокойной жизнью. Мак никогда не задумывался, как привык к адреналину, пока не перестал регулярно что-то исправлять, как раньше. Теперь его личная проблема в том, что всё сложнее становилось найти даже намёк на волнения, а потому предыдущая жизнь казалась, хоть и пугающей, но интересной.

Взять хоть его нынешнее «приключение». Три месяца в Северной Канаде, экипированный не более чем своим верным карманным ножом, зажигалкой, небольшим рулоном клейкой ленты и тонким одеялом. Вблизи полярного круга ночи прохладные даже летом, и ему приходилось неустанно работать, чтобы добыть пищу, безопасное и тёплое укрытие.
И, тем не менее, не было никакой реальной опасности. Мак не сталкивался с чем-то, что действительно бросало вызов его находчивому уму, вытягивая уникальные решения для неожиданных проблем. Еда, вода, жильё – вот и все трудности, их он решил в течение первой недели. Остальное было вопросом ежедневного труда.
Ну, что ж. Возможно, он мог бы найти применение своим новейшим навыкам выживания в своём очередном приключении, что бы это ни было. Эверест, может быть?
Мак вздохнул и смахнул чёлку со лба тыльной стороной грязной ладони, он только что проверил кучу грязи в яме, что он использовал для очага, на признаки тления и дыма.
Цивилизация, может быть, и скучна, но там, по крайней мере, есть парикмахерские. Хорошо, что Пит его не мог видеть – волосы снова приобрели кефалистый*(1) вид, хотя и не такой, как бывало раньше. И, действительно, он был обросший и лохматый. Мак снова вздохнул.
Он только что убедился, что нет никакой опасности лесного пожара, когда услышал звуки маленького низколетящего самолёта, идущего на посадку на близлежащем озере. Его транспорт. Время возвращаться домой.
Он скучал по океану. Может быть, он попробует вновь заняться сёрфингом, хотя это и трудно из-за повреждённого колена.
На пешее путешествие к озеру потребовалось несколько минут, и у Мака было время, чтобы полюбоваться местностью, приютившей его в течение последних несколько месяцев.
Земля, которая стала его временным домом, густо поросла лесом, а цветы, покрывавшие землю везде, где солнечные лучи прорывались сквозь облачный полог, добавляли яркие штрихи зарослям кустов и травам.
Деревья тут были гораздо ниже, чем он привык, возвышаясь всего на каких-то несколько футов над его головой, но они были здоровые, а зелень на них, яркая и блестящая, выглядела особенно эффектно на фоне ярко-охристой почвы под ними.
Ему пришлось изрядно потрудиться, чтобы найти достаточно дров для приготовления пищи и не замёрзнуть ночью, он использовал альтернативные методы. К счастью, листва является хорошим теплоизолирующим материалом.
Рассматривая окружающую природу, Мак вышел из леса рядом с озером, и ему потребовалась всего секунда, чтобы заметить человека, стоящего на небольшой песчаной отмели, использованной пилотом летающей машины в качестве импровизированной пристани.
- Пит? – произнёс он, глядя в недоумении.
Пит печально улыбнулся и поднял руку, он обернулся в сторону идущего, но самого Мака не видел. Несмотря на все его усилия, отсутствие зрительного контакта беспокоило Мака немного, когда Пит только начал терять зрение, но после десяти с лишним лет он привык.
Сейчас он сосредоточил своё внимание на других деталях, пытаясь выяснить, что происходит.
Одно "но": очень плохой знак, что Пит в деловом костюме, это означало, что он прибыл прямо из Фонда «Феникс». (В отличие от Мака, Пит был достаточно умён, чтобы работать так долго, как ему позволят его собственное здоровье и совет директоров, хотя, у него, вероятно, было в запасе всего несколько лет. Мак не завидовал тому парню, который застрял, пытаясь заменить Пита Торнтона).
- Пит, что ты здесь делаешь? – спросил Мак, чувствуя, как осколок страха пробирается под кожу.
- Это – Сэм, - ответил Пит, забираясь обратно в гидроплан.
Страх перерос в панику:
- Что с Сэмом? – спросил он, стремительно последовав на борт и закрыв за собой дверь.
Пит пристегнулся и крепко вцепился в подлокотники, когда самолёт разгонялся над водой. «Ненавижу небольшие самолёты», - пробормотал он.
Макгайвер стиснул зубы и заставил себя подождать. Как только они оказались в воздухе, он спросил снова: «Что же с Сэмом»?
Пит тяжело вздохнул.
- Они с Лизой расстались.
Это было, как удар в поддых. Последнее, что он слышал, Сэм и Лиза обручились.
- Что же случилось?
- Я не знаю, - ответил Пит. – Лиза мне не рассказывала. – Он замялся. – Ты знаешь, что он и Лиза планировали на медовый месяц?
- Рафтинг*(2) в Уайт ватерс *(3) в Новой Зеландии, верно?
- Да, - подтвердил Пит, качая головой. Мак как-то взял его с собой сплавляться на плоту по горной реке, когда они были моложе. Но приключение не задалось. - Но по словам Лизы, Сэм решил отметить расставание, отправившись в поездку на пару месяцев раньше.
Мак уставился на него.
- Не сейчас. – Пит пожал плечами.
- Этой зимой в Новой Зеландии.
- Он ведь твой сын.
- Поверь мне, я не забыл, - сказал Мак сухо. Он потёр лицо. – Так ты говоришь, что Сэм сплавлялся по Белым водам, зимой самостоятельно?
- На байдарке,- сказал Пит.
- Что?
- Водный поход. В Фьордландс*(4).
Мак прикрыл глаза:
- Что за идиот. Я собираюсь его прибить.
- Да, хорошо, только сперва тебе придётся его найти.
- Что?
- Он пропал, – печально пояснил Пит. – Вот почему я здесь. Он должен был прибыть в Те-Анау ещё вчера. Когда он не зарегистрировался в отеле, они связались с Лизой. Она позвонила мне.
И, слава богу, Пит сразу же направился прямо к Маку. По крайней мере, один человек мыслил здраво.
- Когда мне отправляться?
- Я распорядился о твоём рейсе и выстроил маршрут полёта. Ты прибудешь в Новую Зеландию завтра, примерно в это же время. Вертолёт ожидает, чтобы высадить тебя рядом с местом, где, по их мнению, он потерял управление лодкой. Нет способа узнать наверняка, но там был внезапный шторм, вызвавший наводнение в одной части реки, у многих людей проблемы. Это, очевидно, очень труднодоступная местность. Тебе придётся спускаться на парашюте.
- А что насчёт аварийного радиомаяка? – спросил Мак. – Он должен был нести один.
- Он использовал аналоговый маячок, прикреплённый к байдарке. К тому времени, когда они уловили сигнал, лодка с передатчиком были почти в Те-Анау*(5).
Мак застонал. Это было нехорошо.
- Что они предпринимают, чтобы найти его?
- Поисковые группы движутся вверх от Те-Анау. Так они обнаружили лодку. Но никаких признаков Сэма.
- Что насчёт моего снаряжения?
- Я упаковал для тебя рюкзак. Знаю, ты предпочитаешь собираться самостоятельно, но я полагал, что время гораздо важнее. Ты уже и так, считай, потерял целый день просто на перелёте.
- Ты молодец, Пит, - сказал Мак, как и прежде, его друг взял на себя слишком много работы. – Спасибо.
- Поблагодаришь меня, когда ты и Сэм вернётесь в цивилизацию, - тихо сказал Пит.
- Не волнуйся, - ответил Мак, так же негромко. – Я найду его.
Пит улыбнулся.
- Если кто и сможет, то это ты. – Он похлопал Мака по плечу. – Отдохни немного. Ты в этом нуждаешься.
Последнее, что Мак чувствовал сейчас, это желание спать, но была одна вещь, которой он научился на вечном приливе адреналина, который сопровождал его в жизни: отдыхать надо тогда, когда есть такая возможность. Кивком поблагодарив Пита, Мак сунул вещь-мешок напротив окна, используя в качестве подушки, и попытался заснуть.

Двадцать пять часов спустя*(6), Мак летел над Фиордландсом. Он внимательно всматривался густую растительность внизу, в поисках места для приземления и качал головой, осознавая тот факт, что его первая поездка в Новую Зеландию не обошлась без парашюта.
Действительно, учитывая, что он не любил высоту, было поразительно, как много времени Мак провёл в различных самолётах с открытыми дверями* (7). Ещё удивительнее то, как часто он выпрыгивал из упомянутых самолётов.
На этот раз, по крайней мере, ему дали возможность выбора между горным спуском и парашютным прыжком. Но у него и не было большого опыта спуска вне альпинизма и скалолазания, кроме того, сам парашют мог оказаться полезным.
Лес внизу был ярко-зелёным, несмотря на то, что дело было зимой.
Мак слышал, что самой распространённой породой деревьев на юге Новой Зеландии был бук, но он всегда думал, что буки были лиственные. Когда он обмолвился об этом пилоту, то получил лекцию о генетическом отличии южных буков от прочих. Вероятно, это было бы весьма интересно, если бы Мак не переживал о Сэме. А поскольку он переживал, то его возможности оценить яркие цвета и пышную листву значительно уменьшились. После пяти минут кружения Мак признал свой проигрыш. Там внизу просто не было иного подходящего места для приземления, нежели сама река.
Он вздохнул, дал сигнал пилоту и прыгнул. Это – очень неприятно. Хотя, учитывая все обстоятельства, ему повезло. Он сделал посадку на воду и был пойман течением, но его рюкзак, защитив от страшных скал, смягчил контакт, и ему удалось выбраться на берег без травм. Он потерял палатку и основной парашют в процессе, но к счастью, запасной парашют всё ещё был пристёгнут к его груди и закрыт.
Что бы ни произошло с Сэмом, велик шанс, что он остался без припасов и снаряжения, а так далеко на юг ночи могли быть опасно холодными. Им понадобятся все удерживающие тепло материалы, которые смогут найти. Имея это в виду, Мак расправил второй парашют, чтобы просушить на солнце, и, дав отмашку пилоту, стал обдумывать свой следующий шаг.
Первое, что нужно было учесть, тот факт, что, несмотря на склонность к чрезмерной самоуверенности, Сэм был опытный турист. Фактически, если бы не буря, возникшая неожиданно и вызвавшая быстрое наводнение в этом районе, он, вероятно, мог бы завершить своё путешествие самостоятельно. Как бы то ни было, Мак не сомневался, что Сэм выжил. Вопрос, где Сэм теперь?
Если бы Мак был на месте Сэма, зная, что площадь для поисков огромна и что его аварийный маяк потерян, он бы пошёл по течению реки в сторону ближайшего населённого пункта, в надежде встретить спасателей или других рафтеров. Если ничего другого нет, то следуя по течению реки, можно получить представление, где Сэм мог сойти на берег. Мак мог только надеяться, что у Сэма хватило сил, чтобы обозначить метками свой маршрут.
Элементарный план, Мак поднял всё ещё влажный парашют и скатал его в почти сухой рюкзак, гидроизоляция которого, кажется, была круче, чем у нарезанного хлеба*(8), и начал пеший поход.
Он был слишком обеспокоен, чтобы по-настоящему сосредоточиться на красотах окресностей - вершинах заснеженных гор вдалеке и хризолитово-зелёных*(9) папоротниках и буках, которые были, несомненно, прекрасны. Стоило сюда вернуться, когда обстоятельства будут менее тяжёлыми, или, может быть, Сэма заинтересует остаться на несколько дней? Мак думал об отношениях с Сэмом, вернее сказать, об отсутствии отношений.

Десять лет назад, когда Мак узнал, что у него есть сын, он был восторженно-взволнован. Сэм, возможно, был более порывистым и одержимым местью, но он был частью Мака и частью женщины, которую Мак любил и, пожалуй, самое главное, - он был единственным оставшимся членом семьи.
Отказаться от работы в Фонде «Феникс», чтобы проводить больше времени с Сэмом, было простым решением, и в течение первых нескольких недель их дорожных приключений Мак был просто одержим отцовскими чувствами.
Они останавливались во всех туристических местах – гора Рашмор, Грейсленд, Диснейленд, но они также посетили и природные чудеса США – Йосемити, Гранд-Каньон, Блю Ридж Пакрвэй… и, так же как и Мак, Сэм предпочитал красоты природы броскости туристических ловушек. Мак заметил, что его сын был более циничным, чем он, но тоже обладал острым умом и зорким глазом, находя сокровища в самых неожиданных местах. Снимки, сделанные Сэмом во время поездки, Мак бережно хранил дома: каждый из них был маленьким произведением искусства.
Каким бы замечательным ни было путешествие, оно не могло продолжаться вечно. Сэм постепенно становился спокойнее, недели тянулись, как месяцы, и, оглядываясь назад, Мак распознавал тот же недуг, которым страдал и он сам в последнее время: адреналиновый голод. Ни один из них не был создан для безопасной жизни, но скука безопасности ударила Сэма крепче.
Мак до сих пор считает своей победой, что ему удалось убедить Сэма вернуться к учёбе и получить свою степень, вместо того, чтобы немедленно получить новое фриланс*(10)-задание.
Мак сделал короткую остановку, чтобы попить водички и проверить время. Было уже за полдень, но до сих пор никаких признаков Сэма. Он должен был найти что-то сейчас. Убрав флягу, Мак продолжал следовать через лес, его темп заметно ускорился, а воспоминания подёрнулись печалью.
Несмотря на заверения друг другу, что они остались близкими, отъезд Сэма стал началом конца. Они общались сначала – по телефону раз в неделю или около того, переписывались не так часто, но регулярнее. Телефонные звонки потихоньку начали становиться всё реже, однако и буквы иссякли, а потом даже наличие электронной почты не было веским основанием, чтобы вновь открыть каналы связи.
Не то, чтобы они вовсе не разговаривали. Сэм был первый (ну, иногда второй после Пита) кто вызывал Мака после его возвращений из приключений, и Сэм кидал электронное письмо, если у него была разительная перемена в жизни. Всё-таки Мак видел тревожные параллели между его отношениями с Сэмом и его предыдущими отношениями с Гарри*(11).
Если Мак не хотел отчуждения от сына, как когда-то было с дедом, то придётся внести кое-какие изменения.
На этой мысли он остановился для очередного перерыва. Он потягивал воду, пока шёл, и прикончил остаток парой глубоких глотков. Прежде чем пробираться через папоротники, росшие прямо вдоль берега, он присел на корточки, чтобы наполнить емкость водой. Мак добавил йод в воду и взглянул на часы, чтобы знать, когда необходимые для очистки воды двадцать минут закончатся. Он уже шёл большую часть дня. Если он не найдёт Сэма в течение часа, то на ночь придётся отказаться от дальнейших поисков.
Размышление дало ему прилив свежих сил, и он поднялся, засовывая бутыль с водой обратно в кармашек на боку сумки. Если он постарается, то сможет пройти ещё три или четыре мили …
Мак замер, глядя на ближайшее к реке дерево. На его коре зиял свежий шрам, через который виднелась белая древесина. Сэм.
Теперь двигаясь быстро, Мак прошагал мимо дерева, заметив очередной отмеченный ствол, источающий красноватый сок, в двадцати футах впереди и потом ещё один после этого. След был отмечен довольно чётко, Мак побежал, петляя вокруг гигантских папоротников и под ветвями деревьев, отчаянно пытаясь опередить стремительно приближающиеся сумерки.
Он шёл уже две, может, три мили, когда треснулся головой о низко висящую ветвь, которая в полумраке была почти невидимой. Он должен был остановиться, ему необходимо было остановиться, но он не мог. Не сейчас, когда Сэм так близко, что он буквально чувствовал его, но все еще вне пределов досягаемости.
Взяв свой фонарик из рюкзака, Мак продолжил бежать по следам, со все больше и больше нарастающим беспокойством, поскольку знаки были всё дальше и дальше друг от друга. Они не были чисто вырезанными, как раньше, скорее, походили на неровные взломы коры с рваным косым надрезом, очевидно, сказывались истощение и нарастающая усталость.
Сейчас Мак двигался почти бешеным темпом, и, хотя он умудрился больше не попадать под низкие ветви, он потянул несколько мышц, уклоняясь от возникающих впереди препятствий в последний момент. Это не имело значения. Сэм был тем, кто действительно важен, и Мак собирался найти своего сына.
Независимо от того, что ещё здесь произошло, Сэм, похоже, был в безопасности.
В небе оставались последние отсветы заката, когда Мак ворвался на крошечную поляну и нашёл там Сэма, неуклюже пытавшегося разжечь маленький костёр одной рукой. Было видно его лицо, освещённое пламенем костерка, когда Сэм поднял взгляд.
- Папа!
Мак не думал, он просто сделал выдох, который звучал почти как рыдание, и, сделав три огромных шага, сгрёб Сэма в объятия. Но тут же отпустил – Сэм вскрикнул от боли.
- Что с тобой?
- Сломал руку и ногу, - ответил Сэм, прижимая левую руку к телу. Теперь, когда Мак был достаточно близко, в быстро тускнеющем свете он смог рассмотреть грубую шину из веток, закреплённых полосками ткани. – И рёбра ушиб, я думаю.
Это хорошо объясняло, почему за пару дней тот продвинулся всего на пять миль. Опустив рюкзак, Мак начал тщательно осматривать импровизированные фиксирующие повязки Сэма.
- Славная работа, - прокомментировал он после того, как осмотрел и убедился, что кости выглядели прямыми и не было никаких видимых следов крови. В этот момент, он бы, пожалуй, причинил больше вреда, возьмись он заменить шины вне больницы. А что случилось с твоим передатчиком?
- Уплыл, вместе с моим аварийным радиомаячком. – Он покачал головой. – Этот шторм возник из ниоткуда. У меня не было шансов. - Он посмотрел на рюкзак Мака. – А может, у тебя найдутся какие-нибудь обезболивающие?
- Должны быть. – Мак передал свой фонарик и начал копаться в пакете. Понадобилось несколько секунд, чтобы отыскать аптечку и подойти к Сэму вместе с парой таблеток ибупрофена и водой.
Сэм проглотил таблетки и выдул треть содержимого бутыли, скорчив гримасу от вкуса воды.
- Скучаю по своему микрофильтру, - печально сказал он.
Мак нахмурился.
- Сейчас, дай-ка сюда. - Сэм вернул бутылку, и Мак выкопал апельсин из своего рюкзака (ему нужно будет не забыть поблагодарить Пита, что фрукт был включен в состав пайка, потому что на одной сухомятке и энергетических батончиках он бы точно не выжил).
Подперев фонарик на камне так, чтобы он освещал его руки, Мак очистил плод и передал всё, кроме двух ломтиков, Сэму. Тот сразу же сунул половину фрукта в рот.
- Давненько ты не ел, да?
Сэм кивнул и поглотил остальную часть апельсина. Мак осторожно поставил бутыль с водой в сторону, выкопал индивидуальный сухой паёк (MRE)* (12) и бросил его Сэму.
- Вот, это должно помочь.
В то время как Сэм дорвался до еды, Мак разделил две дольки на более мелкие сегменты и, прежде чем закинуть мякоть в рот, выжал весь сок в бутыль. Затем, закрыв крышкой воду, встряхнул бутылку. Мгновенно жёлто-коричневый цвет йода исчез. Мак протянул сыну бутылку кристально чистой воды.
- Круто.
Мак улыбнулся, до смешного довольный похвалой.
- Витамин С из цитруса реагирует с йодом, что удаляет цвет, вкус и запах. - Сэм выглядел впечатлённым, и Мак добавил, - а если добавить каплю крахмала, всё это дело станет чернильно-синим.
- Ух. Учись чему-то каждый день, - сказал Сэм, ухмыляясь, и Мак почувствовал прилив ностальгии. Он не видел этого выражения с момента их поездки, когда Мак старался, изо всех сил старался произвести впечатление на своего новообретённого сына.
У Сэма, журналиста, привыкшего к пристальному наблюдению и анализу, не заняло много времени, чтобы выяснить, к чему все манипуляции, и с тех пор это стало их шуткой. Теперь ухмылка исчезла, поскольку Сэм быстро расправился со своей порцией, с голодным выражением уставясь в пустой мешок, что было ясно даже в сумерках. Мак бросил ему энергетический батончик, который Сэм поедал уже медленно, а половину завернул в упаковку и положил в мешок.
- Сыт? – спросил Мак.
- Мм-хм, - сказал Сэм. – Ладно, достаточно сыт, чтобы не захотеть прикончить один из этих твоих протеиновых коктейлей. Вдруг они окажутся действительно привлекательными?
Мак засмеялся.
- Знаешь, что? Я тебе такой приготовлю, как только доберёмся до дома. И, если говорить о возвращении, наверное, пойду, поработаю над этим.
Он вернул себе фонарик, чтобы продолжить копаться в рюкзаке, и в конечном итоге вытащил аварийный радиомаяк, предоставленный Питом. Устройство было от Фонда «Феникс», что означало, что это была одна из новейших доступных моделей и опиралась на GPS*(13), а не на обычную радиопередачу. Мак послал короткую улыбку Сэму прежде, чем щёлкнул рычажком, активировав прибор. Ничего не произошло.
Улыбка тут же умерла, Мак перевёл переключатель в положение «выключено» и затем снова включил. Помрачнев, Мак тщательно провел пальцами по корпусу передатчика. Всего пары секунд хватило нащупать трещину вдоль одной из сторон.
- Чёрт!
- Хреново, - сказал Сэм, приблизившись. - Ты клялся. Ты никогда не ругаешься.
Мак выдохнул: «Передатчик повреждён».
- Но ты же можешь это исправить, верно?
- Может быть, но я не рискну открывать прибор до утра. Если я потеряю часть, мы застрянем в пешем походе отсюда.
Наступившее молчание чётко указывало на мнение Сэма относительно этого плана. Мак осторожно положил передатчик обратно в сумку и потёр ладонями своё лицо. Ладно, все по порядку.
- Сэм, устраивайся поудобнее, а я разожгу костёр.
К счастью, Сэм был достаточно практичен, чтобы не утверждать, что он мог бы помочь, несмотря на свои травмы, и вскоре Мак развёл небольшое пламя, пылающее в наспех выложенном каменном круге. Следующим шагом было жилище, и Мак соорудил сырой односкатный навес из ветвей с листьями. Конечно, от дождя или животных он не защитит, но должно помочь сохранить тепло и оградиться от ветра. Парашют был бы лучше, но у них был только один спальный мешок, так что они должны использовать парашют в качестве одеяла и матраса.
Как только он завершил доступные приготовления, Мак успокоился и устроился перед огнём, рядом с Сэмом.
- Неплохо, - сказал Сэм, разглядывая навес. – Ты в Канаде научился, как это сделать?
Мак покраснел, несмотря на то, что в голосе Сэма не было слышно упрёка. По правде говоря, если бы Мак не был в Канаде (а до того на Мадагаскаре, а ещё раньше в Перу), тогда бы он был рядом, когда женитьба Сэма расстроилась, и он мог бы как-то вразумить своего сына-идиота. Ну, возможно. Он, может быть, по крайней мере, мог бы попытаться.
- В Канаде я создал нечто немного более крепкое, - ответил Мак. – Надеюсь, мы не пробудем здесь достаточно долго, чтобы иметь надобность в реальном убежище.
- Понятное дело, - сказал Сэм скривившись. Вздохнув, он взглянул на свою ногу. – Думаю, мне бы ещё не помешало принять парочку ибупрофена?
- Может, всё-таки, не стоит? Серьёзно, неужели так больно?
- Это действительно очень, очень больно, - ответил Сэм, закатывая глаза. – Ты, что, разве никогда раньше кости не ломал?
Мак нахмурился и потянулся за сумкой.
- Может, я всё же должен попробовать отремонтировать передатчик сейчас.
- Папа! – прорычал Сэм. – Прекрати. Мы оба знаем, что если ты уронишь что-то, значит, сегодня мы уже это до утра не отыщем, если вообще сможем найти. А если ты потеряешь что-нибудь действительно важное, как микрочип, например, то мы в полной заднице. Мак перестал копаться в вещмешке и беспомощно посмотрел на сына.
Сэм добавил уже гораздо мягче:
- Я пережил два дня. Ещё одна ночь не убьёт меня.
- Но тебе же больно, - заметил Мак.
- Да, ну, в общем, это не в первый раз, - сказал Сэм, искренне улыбнувшись. – Я же стрингер* (14), в конце концов.
Мак отставил сумку в сторону и нахмурился.
- Точно, и в какое количество неприятностей тебе удалось влипнуть?
- Предостаточно. Ты, когда-нибудь пытался выбраться из Тибета, когда Китайская армия демонстрирует свою мощь?
- На самом деле, что-то подобное происходило и со мной, - Мак улыбнулся при воспоминании, хотя это в то время не казалось особенно забавным. – Со мной и Джеком Далтоном.
Сэм усмехнулся.
- Я могу себе представить. Твои рассказы про истории с Джеком Далтоном являются лучшими. – Он протянул здоровую руку, чтобы опереться о большой камень и использовать его в качестве спинки. – Расскажи мне?
Улыбка Мака стала немного больше, и он нашёл себе камень, чтобы облокотиться, прежде чем начать рассказ.
Они обменивались историями до глубокой ночи, пока глаза Мака не начали слипаться, а дрожь Сэма не стала слишком заметной, чтобы это игнорировать.
- Время-ночь, пора на боковую, - сказал Мак, сложив в костёр дров побольше, так, чтобы горение продлилось ещё несколько часов.
После нерешительной паузы Сэм спросил:
- У тебя только один спальный мешок, да? – Мак даже не успел ответить, прежде чем Сэм заявил, - и ты не дашь его мне!
Мак покачал головой: он знал, что заставить своего упертого сына изменить свое мнение - бесполезное занятие.
- Будет лучше, если мы его разделим. У меня есть запасной парашют, и мы можем использовать наши куртки для большего утепления.
Сэм подумал, прежде чем кивнуть.
- Мы должны добавить листья?
- Неплохая идея, - но когда Мак проверил несколько, оказалось, что они были слишком влажными и гниющими. – Думаю, мы неплохо обойдёмся без них.
Убедить Сэма оказалось самой сложной частью работы. Мак положил рюкзак на землю, полностью распаковав и раскрыв его, за исключением дна. Это означало, что их ноги будут близко друг другу, но хочется верить, что это сохранит ноги в тепле. Под верхней частью спальника уложенный слоями парашют и его собственная куртка, и как только Сэм доковылял до навеса, он добавил туда же и свою куртку. Когда всё было закончено, это выглядело очень уютно.
Сэм залез первым, и процесс укладывания оказался для него весьма неудобным. К тому моменту, как Сэм занял своё место, он был бледен, и дрожь возобновилась явно не от холода. Мак был очень осторожен, чтобы невзначай не задеть Сэма, когда втиснулся рядом.
Они смещались и меняли положение, пытаясь найти наиболее удобное, в конечном итоге, Сэм использовал плечо Мака в качестве подушки, и Мак приобнял его одной рукой, чтобы сохранить не беспокоящее Сэма устойчивое положение.
- Удобно? – спросил Мак.
- Более чем, в сравнении с прошлой ночью, - ответил Сэм, сместившись немного ближе. – И гораздо теплее.
Мак улыбнулся, чувствуя прилив нежной отцовской привязанности. Сейчас не имело значения, что Сэму было тридцать или что отец не виделся с сыном в течение года. Всё, что имело значение, было то, что Мак держал на руках своего единственного ребёнка, опекал и оберегал его.
Это было мощное ощущение и самое честное, самое настоящее чувство, что у него было за многие годы. Он крепче обнял сына и заснул под звук его дыхания.

Когда Мак проснулся, было уже светло, и он остался один в гнезде из вещей, приспособленных под спальные принадлежности. Вскочив в панике, он не мог освободиться от парашюта, когда увидел Сэма, сидящего в нескольких футах от него, тыкая палкой в разрастающееся пламя, расшевелив тлевшие с ночи головешки. Мак, с тихим стоном себе под нос, потёр лицо, чувствуя себя гораздо старше, чем был. К тому времени, как Сэм разжёг огонь, Мак уже упаковал снаряжение и разобрал шалаш. Он обосновался рядом с сыном и вытащил передатчик.
- Голоден? – спросил он, предлагая сумку с остальным содержимым Сэму.
Сэм отрицательно покачал головой и продолжил задумчиво смотреть на огонь. Мак пожал плечами и отставил сумку в сторону.
Он как раз приступил к вскрытию корпуса передатчика, когда Сэм вдруг спросил:
- Папа, почему ты никогда не был женат?
Зная о Лизе, вопрос не был совсем уж неожиданным.
- Я не знаю, - ответил Мак, открыв заднюю панель на корпусе GPS-устройства. – Думаю, я никогда не встречал нужную женщину в нужное время.
Сэм кивнул, но ничего не сказал. Мак очень аккуратно отодвинул какие-то проводки.
- Думаешь о Лизе? – как бы невзначай, обыденным тоном, спросил он.
Сэм вздохнул.
- Да.
- Хочешь рассказать, что случилось?
- Нет, - ответил Сэм, но через секунду добавил, - знаешь, я видел, что это начинается. Я это предвидел, но ничего не сделал, чтобы это остановить.
- Что ты имеешь в виду? – Мак добрался до батареи и сразу выявил проблему – один из разъёмов был сломан, когда наружный защитный корпус раскололся. Он отложил передатчик и начал копаться в рюкзаке.
- Лизе не нравится, когда я отправляюсь работать в опасные места, - ответил Сэм. Было немного удивительно, что он не проявил никакого интереса к ремонтным работам Мака, но предположил, что у него на уме накопилось много всего.
- Когда мне представился шанс поехать в Ирак, я знал, что она будет недовольна, узнав об этом, но это была такая огромная возможность. Я имею в виду, чтобы показать миру, что происходит на самом деле, а не только то, что заказывают и показывают американские военные. Кто бы не ухватился за такую возможность?
- Я полагаю, Лиза.
Мак добрался до дна сумки и нахмурился. Он очень скучал по тем дням, когда в автоматических ручках с выдвижным стержнем использовались проволочные пружинки.
Сэм фыркнул.
- Я скажу. Меня не было всего пару недель, но к тому времени, как я вернулся, она съехала.
- Мне жаль, – сказал Мак, отложив на данный момент вопрос с поиском проволоки.
- Мне тоже, - тихо сказал Сэм. – Но если бы мне пришлось снова принимать подобное решение, я бы поступил также.
- Ну, что ж, значит, ты сделал правильный выбор.
- Надеюсь, что так, - Сэм тяжко вздохнул. Он посмотрел на передатчик. – Как продвигается?
- Я – почти, мне нужно просто немного… - Внезапно Мака посетила идея. – Могу я посмотреть твой перочинный ножик?
Сэм поднял брови, но передал свой нож. Конечно же, на конце ножа была маленькая металлическая петля, в которую закреплялись цепочка и тонкое колечко-пружинка, чтобы использовать нож как брелок для ключей. Оно было нужного размера и даже почти требуемой формы.
Теперь Сэм, определённо, заинтересовался.
- Что ты делаешь?
Мак отцепил колечко с ножа.
- Я собираюсь использовать этот кусочек металла в разъёме батареи, - пояснил он, аккуратно вставляя металл под неповреждённую часть проводника. – Это не идеально, но если мы не сместим его, должно сработать. Точными движениями Мак поместил батарею на место. Он не стал закрывать корпус кожухом, а сразу щёлкнул выключателем.
Тихий пищащий звуковой сигнал наполнил воздух. Это был самый прекрасный звук, что Мак когда-либо слышал.
Сэм издал смешок.
- Папа, ты удивительный.
Мак, слегка смутившись, покраснел и пожал плечами.
- Это - просто наука.

Несомненно, благодаря Питу, у которого имелась вертолётная поддержка, фактическая спасательная операция заняла всего пару часов.
В течение тридцати минут после передачи вертолёт уже кружил над деревьями, и трое мужчин спустились с него на лонжах*(15) вниз. Двое из них были вооружены цепными бензопилами, и они сразу же начали валить деревья по краю крошечной прогалины. Третий человек нёс медицинский комплект, и он начал освобождать от одежды сломанные конечности Сэма, срезая ткань.
После того, как было спилено достаточное количество деревьев, освободился просвет сверху, что дало возможность опустить носилки и фиксирующую амуницию. Сэм был погружен, закреплён и отправлен по воздуху прочь вместе с ЕМТ*(16)-спасателем.
Второй вертолёт прибыл спустя несколько минут, чтобы забрать Мака и лесорубов.
К тому моменту, как Мак добрался до Те-Анау, Сэм был уже в хирургии. Не зная, чем полезным заняться, Мак сидел в зале ожидания с Питом и думал. И думал, и думал.
Мак легонько постучал в дверь, прежде, чем войти в палату. Он зря беспокоился: Сэм всё ещё был потерян для этого мира. С доброй улыбкой Мак переставил стул поближе к кровати и обосновался на нём в ожидании.
Это не заняло много времени; Пит ещё не вернулся из своего похода за едой, когда веки Сэма несколько раз дернулись, и он открыл глаза.
Мак наклонился вперёд так, чтобы быть в прямой видимости Сэма.
- Эй, - сказал он мягко. – Как ты себя чувствуешь?
- Как от хороших наркотиков, - ответил Сэм с вялой улыбкой.
Мак засмеялся.
- Наверное, ты прав. – Он положил руку на плечо Сэма, ощутив тепло через тонкую больничную пижаму. – Я тут подумал...
Сэм фэркнул.
- Это большой сюрприз. Ты думаешь больше, чем кто-либо, кого я знаю. Твой мозг - как хомячок, бегающий в колесе. Знаешь, в одном из тех пищаще-скрипящих колёс. Пиик-пиик.
Мак только покачал головой. Видимо, Сэм ещё находился под действием сильных наркотиков.
- Возможно, я должен рассказать тебе позже.
- Нет, нет, скажи мне сейчас, - Сэм моргнул. – Просто напомни мне позже.
Это правильно. Кроме того, это было бы проще сказать позже, если уже сказал сейчас.
- Я тут подумал…
- Ты уже это говорил.
- Сынок, я тебя люблю, но не мог бы ты закрыть рот – и послушать?
Сэм послушно приложил ладонь к своему рту.
Мак вздохнут и продолжил.
- Так вот, я тут подумал, что стрингер – иногда может быть весьма опасная работа.
Сэм закатил глаза и важно кивнул. Мак был благодарен, хотя бы за то, что тот не прервал его репликой.
- И поскольку это работа опасная, было бы лучше тебе не идти туда в одиночку.
- Ты думаешь, мне стоит нанять телохранителя? - произнёс Сэм, его голос звучал приглушённо из-под ладони.
- Скорее, трабл-шутера*(17).
Сэм опустил руку и теперь смотрел гораздо внимательнее.
- Кого-то, типа тебя?
- У меня есть время, - сказал Мак. – И моя ставка вполне приемлемая.
Сэм усмехнулся:
- Бесплатно?*(18)
Глаза Мака сузились.
- Плюс расходы.
Сэм рассмеялся.
- О боже, папа, это будет просто здорово!
Мак улыбнулся и сжал непострадавшее плечо Сэма.
- Это значит - «да»?
Сэм кивнул головой.
- Конечно, «да». – Его улыбка смягчилась. – Я скучал по тебе, папа.
Дыхание Мака перехватило, к горлу подступил комок, и он прижался лбом к Сэму, зажмурив глаза от внезапного жжения.
- Я тоже скучал по тебе, сынок.


the end


Примечания и пояснения переводчика:

1 - кефалистый - это от слова "кефаль" - название причёски, которую в разных вариациях носил ГГ на протяжении со 2 по 7 сезоны сериала. Причёска была популярной в 80-х годах (другое название причёски "маллет") ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B0%D0%BB%D0%BB%...(%D0%BF%D1%80%D0%B8%D1%87%D1%91%D1%81%D0%BA%D0%B0)
2 – рафтинг – сплав по бурным горным рекам. ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B0%D1%84%D1%82%...
3 – Белые воды – это бурные горные реки с порогами и прочими препядствиями, заставляющими воду вспениваться и становиться «белой» т.е. горные реки en.wikipedia.org/wiki/Whitewater
4 – Фьордландс – Национальный парк на Юго-западе Новой Зеландии.
5 – Те-Анау - небольшой городок на Южном острове Новой Зеландии, расположен на юго-восточном побережье одноимённого озера, второго по площади озера страны.
6 - [прим.переводчика] здесь у автора, с моей точки зрения, некоторый перебор со временем, т.к. чистое время лёта от Аляски и Канады до Новой Зеландии не более 16-00, т.е. из этого следует, что Мак летел, видимо самолётом регулярного рейса, а не частным и не самолётом Фонда «Феникс».
7 – «самолёты с открытыми дверьми» - имеются ввиду, очевидно, самолеты, предназначенные для прыжков с парашютом.
8 - [прим.переводчика] данная фраза, про крутизну гидроизоляции по сравнению с хлебом, для меня осталось непонятной. Потому оставила как есть.
9 – хризолит (синоним перидот) – минерал зелёного цвета с желтоватым или лаймовым оттенком
10 – фриланс – свободная работа, как правило разовая контрактная, подразумевающая выполнение определённого конкретного проекта.
11 – Гарри – Гарри Джексон – дед Макгайвера
12 – MRE – «Meal, Ready-to-Eat», «Пища, готовая к употреблению» индивидуальный сухой паёк, правильнее «индивидуальный рацион питания» принятый в армии США ru.wikipedia.org/wiki/Meal,_Ready-to-Eathttps:/...
13 – GPS - Global Positioning System — система глобального позиционирования— спутниковая система навигации, обеспечивающая измерение расстояния, времени и определяющая местоположение во всемирной системе координат WGS 84. Позволяет в любом месте планеты (кроме приполярных областей), почти при любой погоде, а также в околоземном космическом пространстве определять местоположение и скорость объектов. Система разработана, реализована и эксплуатируется Министерством обороны США, при этом в настоящее время доступна для использования для гражданских целей — нужен только навигатор или другой аппарат (например, смартфон) с GPS-приёмником. ru.wikipedia.org/wiki/GPS
14 – стрингер – журналист, фотокорреспондент-фрилансер
15 – лонжа – верёвка, трос, использующаяся для страховки в цирке, реже так называется страховочный трос у верхолазов и др., связанных с высотой.
16 – EMT – спасатель – дословно медтехник , т.е человек, обученный проводить реанимационные процедуры, оказывать первую экстренную помощь.
en.wikipedia.org/wiki/Emergency_medical_technic...
17 – траблшутер (trobleshooter) – специалист-универсал, лицо, занимающееся устранением проблем, неполадок, неисправностей и т.д. различного рода и характера.
18 – [прим.переводчика] тут кстати, «free» т.е. «свободный», можно понимать, что Сэм его переспрашивает, что, дескать, тебе батя, на старости лет заняться нечем? и бесплатный, т.е. свободный от ценника – «какой занятный язык!» (с)