wersiya73
========== Глава 8. Немного воспоминаний. Продолжение. ==========


Через некоторое время после того, как сдали стрелков-гранатомётчиков куда следует, мы направились в городской Мемориальный госпиталь, где сейчас и находился мой друг.
- Что с ним? – спросил Пит, когда мы оказались уже в приёмном покое больницы. – Насколько он плох?
- Перелом обеих ног, – ответил я. – Но ему будет гораздо хуже, когда он услышит про машину.
Из палаты Долтона доносился жизнеутверждающий марш – это Джек пребывал в весьма приподнятом настроении.
Джек лежал на больничной койке, в небольшой двухместной палате, вторая койка которой пустовала. От нечего делать Джек играл … в самолётики. Джек, в отличие от меня, бредит небом и авиацией. У него мечта - заработать денег и открыть свою фирму авиаперевозок. Весь пол в его палате был усыпан бумажными самолётиками всех размеров и моделей.
- Эй, Макгайвер! Ты вовремя! – радостно воскликнул он.
– На что это похоже? – спросил он, показывая мне самолёт в своей руке и те, чьими бумажными «фюзеляжами» был устлан весь пол.
- На комнату ребёнка, - проворчал я.
- Ошибаешься! – ответил он. – Это рассвет новой эры! Джек Долтон учится летать! Как тебе кажется, название «Ночной полёт» на борту самолёта будет смотреться лучше, чем на автомобиле?
- Ну, нет. Не знаю, – буркнул я.
- Я продам кэб, куплю крылья, получу лицензию пилота… Чтобы ты знал: я нанимаю стюартдесс.
- Джек, насчёт продажи кэба… - неуверенно завёл разговор я, предчувствуя какие сейчас могут быть последствия. – Это Питер Торнтон, – представил я Джеку своего компаньона.
- Покупатель! – оживился Джек. – Макгайвер, ты просто читаешь мои мысли! Мистер Торнтон, у меня для вас есть прекрасная машина. Макгайвер подтвердит, какой замечательный автомобиль вы получите.
- Да, - согласно кивнул Пит и перевёл разговор на другую тему. – А что с вами случилось? – кивнул он на обе загипсованные конечности.
- Небольшое транспортное происшествие, - ответил Джек и тут же поспешно добавил, - не в кэбе*.
- Джек катался на роликах, на пирсе в Санта-Монике, и засмотрелся на блондинку, - бессовестно выдал я «интимные подробности» жизни своего друга. Да, про блондинку – явно брякнул лишнее, хоть это и факт.
- Да, но я получил её номер, - ничуть не смущаясь, довольно сообщил Джек и мечтательно добавил. - И когда я выйду отсюда… Но вернёмся к делу, - деловито напомнил он. – Мы говорим о больших деньгах, но поверьте мне – она того стоит. Это великолепная, крепкая, надёжная машина. Выдержит всё.
- Не всё, - виновато возразил я, потупившись.
- Я говорю. – Перебил Джек, посмотрев на меня так, чтобы я не встревал в "серьёзный разговор".
- Мистер Долтон, - обратился Питер Торнтон к моему другу. – Я представляю компанию, которая занимается самым разным бизнесом.
Я посмотрел на Торнтона скептически.
- Мне кажется, я слышу о прибыли? – благосклонно произнёс мой друг. – Продолжайте.
- На самом деле, кое-кто, участвовавший в нашем деле, её на время позаимствовал.
- Чего? – не понял Джек, но насторожился.
- Позаимствовал, - повторил Пит.
- У вас что, ребята, её нет? – спросил Джек.
- В данный момент, нет, – ответил Пит.
- Так, я не понял. Макгайвер, это правда? – спросил он меня, зная, что я лгать не буду, тем более, ему.
- Правда, – выдохнул я, готовый к тому, чтобы провалиться на месте от стыда, как нашкодивший школьник.
- Мистер Торнтон, вы не возражаете, если мы с приятелем останемся ненадолго один на один? – спросил Джек.
- Да, действительно, почему бы мне не подождать снаружи, - сказал Пит и поспешил в коридор.
- Куда ты пошёл? Ты же сказал, что будешь здесь! – возмутился я.
- Нет, - ехидно сказал тот, скрываясь за дверью.
Джек слегка приподнялся и вполголоса обратился ко мне. Обычно, когда он так делает, ничего хорошего это не сулит.
- Макгайвер, это я, Джек – твой друг. Ты ведь знаешь, как много для меня значит мой «крайслер» – моя ласточка, моё будущее. Говори прямо: ты её поцарапал! – высказал подозрение он.
- Ну, не совсем, - ответил я.
- Хорошо, помял! Ты её помял, – снова предположил Джек.
«Да уж, если бы я её просто поцарапал или даже помял – разве это было бы проблемой? Я бы исправил дефект - и всё».
- Послушай, Джек…
Но Джек перебил меня:
- Скажи, что это вмятина.
«Да, здоровенная такая вмятина от двойного взрыва. Воронка называется. И пара обгоревших железяк».
- Это немного больше, чем вмятина, - возразил я. – Мы с мистером Торнтоном, в твоей машине, преследовали женщину, которая оказалась мужчиной, который, к тому же, оказался наёмным убийцей, которого ждали напарники с гранатомётами, которыми они взорвали твой кэб.
- Подожди-ка, повтори ещё, - выдавил Джек.
- Мы с мистером Торнтоном, в твоей машине гнались за…
- Нет-нет, последнюю часть.
- Двое ребят с гранатомётами взорвали твою машину.
- Они взорвали мою машину с помощью гранатомёта? – ошалело повторил Джек
- Двух гранатомётов, - уточнил я.
Джек был в шоке.
- Но я могу всё объяснить, - попытался вновь оправдаться я.
- Гранатомёты? – почти завизжал Джек. – Ты можешь объяснить гранатомёты?!
Я лишь виновато пожал плечами и опустил взгляд.
А вот мой друг не на шутку разволновался:
- Ты не можешь объяснить гранатомёты!
Он вскочил, насколько ему позволили его загипсованные ноги, и попытался наброситься на меня с воплем, но промахнулся, а я не успел его подхватить, и он загремел с кровати.
Я прописал себе мысленного пинка, за нерасторопность.
- Джек! Джек? – я наклонился к лежащему на полу другу. – Ты как?
- Моя рука! – завыл он, придерживая свою левую руку.
Тут на шум вбежал Пит.
- Что случилось? Что ты ему сказал?
А Джек продолжал стонать и причитать о своей руке.
Пит ожидал меня в больничном коридоре, когда я, наконец, появился после беседы с лечащим врачом Джека.
- Доктор говорит, - сообщил я, выйдя из врачебного кабинета, - что, если повезёт, то к тому времени, когда он сможет ходить, с его рукой тоже всё будет в порядке.
Я тяжко вздохнул, мне происходящее всё меньше и меньше нравилось.
- Послушай, я позвонил в офис. Мы получаем документы на машину, и мы за неё заплатим.
- Но машины же нет,- попытался возразить я.
- Спишем её, как расходы при оперативной работе, - пояснил Пит. – Это уже наши трудности.
- Хорошо, - ответил я. – Все документы дома у Джека. Я пока что живу у него.
- Ну, значит, ты можешь жить без компаньона ещё, как минимум, месяц, - иронично заметил Пит.
Мы пробыли в больнице несколько часов и уже вечером, оставив Джека переживать в одиночестве, отправились в его жилище, бывшее сейчас и моим домом.
Мы подъехали к нежилому зданию с магазинами, офисами, салонами.
- У него квартира в офисном здании? – удивился Пит.
- Ну, не совсем в нём. – Ответил я. – Под ним.
Зайдя в грузовой лифт, мы опустились на цокольный этаж здания.
- Вид, конечно, не очень, но там спокойно, соседи не шумят, и довольно уютно.
- Уютно? Да это же подземелье! – изумился Пит. – И ты называешь это квартирой?
- Да, в некотором роде.
- Понимаешь, - пустился я в объяснения, - Джек арендовал часть склада, для своей машины, пару лет назад, немного обустроился и расширил территорию.
Кругом валялись вещи Джека. Нет, это не вражеский набег – это мой друг их так оставил, а мне просто не было времени прибраться тут.
- А он не очень аккуратен, - заметил Пит.
- Да, наверное, - согласился я, - но он хороший друг. Я смогу здесь навести порядок, когда появится немного свободного времени.
- Ты имеешь в виду, когда не будешь водить его машину?
- Да, - ответил я, понимая, что этот момент настал, и завтра мне тут придется хорошо потрудиться, чтобы превратить эту нору в подобие нормального человеческого жилища.
- Пойду, достану для тебя бумаги.
Я встал на колени и вытащил из-под койки коробку, где были разные важные бумаги и документы на машину.
- Значит, ты - благодетель, Макгайвер, - сказал Пит.
«О чём это он?» – подумал я, просматривая содержимое коробки в поисках документов на машину.
- Девяносто процентов людей в мире при виде опасности отступают и убегают, а десять процентов - подобны тебе, считают своей обязанностью вмешаться и навести порядок.
- Вот они, - показав Торнтону найденные нужные бумаги, я автоматически присел на край кровати. В ней, вернее, под ней, что-то характерно щёлкнуло с пугающе знакомым звуком. Естественно, не ожидая такого, я не был готов, поэтому не подумал, что здесь, в мирной жизни, со мной может случиться что-то подобное.
Пит оказался внимательнее и подготовленнее.
- Как ты думаешь, сколько времени… - начал, было, я, надеясь, что мне показалось, но увидев выражение его лица, понял, что дело серьёзное.
- Не двигайся! – скомандовал он мне.
- Почему, что? Что?! – кажется, тогда я по-настоящему запаниковал, что со мной бывает крайне редко, хотя и я боюсь многих вещей.
- Когда ты сел, не слышал щелчок? – спросил Пит.
Я, всё ещё не веря в творящуюся реальность, медленно переспросил:
- Ка-акой щелчёк? Ко-оторый раздаётся перед взрывом, как у противопехотных мин? Ба-бах?
Торнтон жестом показал мне не двигаться, а сам полез под кровать.
- Вероятно, это специальное малозарядное устройство, - предположил Пит. – Оно рассчитано разнести только постель.
- А что с парнем на ней? – испуганно спросил я. Больше всего пугала не смерть, а возможность сделаться инвалидом. Уж чего-чего, а этого я насмотрелся.
- Ну, и его тоже, - невинно успокоил Пит, заглядывая под койку с другой стороны.
- Вот чёрт! – заметил он, рассмотрев то, что там было. – Хорошая работа. Очень умно. Любая попытка обезвредить приводит к взрыву.
- Ты её обезвредишь? – поинтересовался я. Да, такой паники и ужаса я не испытывал даже во Вьетнаме, когда проводил своё первое разминирование. Там я никогда не ошибался.
- Приятно слышать все эти профессиональные оценки, но мишень-то – я!
- Успокойся, не волнуйся, – уверенно и спокойно заговорил Питер. – Самое главное, что при таком заряде вся сила взрыва уходит вверх.
- Оу! – простонал я. – Мне сразу полегчало.
- Так, - сказал он. – Дай мне руку. Дай мне руку!
Я понял, что он хочет сделать, только тело, оцепеневшее от страха, не очень-то слушалось. Я с большим усилием протянул руку Питу, подумав: «Сейчас взорвётся».
- Давай! – сказал Пит
- Что? – не понимая, переспросил я.
- Пошёл! – крикнул он и с такой силой рванул меня в сторону, что мы оба влетели в стену, о которую я, к тому же, приложился лбом.
Тут же раздался взрыв, от которого хорошо так зазвенело в ушах.
- Ты порядке? – спросил мой спаситель.
- В полном.
- Мердок не обрадуется, когда узнает, что взорвал только кровать.
- Джек тоже.
Волосы на макушке Пита теперь, после взрыва, располагались как-то странно. Конечно, это был парик, как я сразу не догадался?
Я уставился на макушку Торнтона, уж очень зрелище было сюрреалистическое.
- Что? – испуганно спросил он.
Я, не решившись сказать, жестом указал на зеркало.
- Ох! – недовольно проворчал он, глядя на своё отражение. – Вероятно, взрывная волна пошла немного в сторону.
- Наверное, это очень неудобно при твоей работе, маскировка и всё такое…
- Да-да, - поправляя накладные волосы, ответил он.
- Послушай, Макгайвер, - произнёс Торнтон. – Тот, кто может при помощи шнурков, скрепки и ржавого разводного ключа обезвредить два гранатомёта, может очень пригодиться, чтобы поймать Мердока. Помоги мне.
- Ты серьёзно? – удивился я. – Ни за что! Хватит с меня и такси. Больше я в волонтёры не гожусь!
- Макгайвер! Он ведь попытается снова тебя убить. У него фишка такая. Ты помогаешь, и шанс поймать его увеличивается в два раза. К тому же, ты будешь уже не волонтёром - я предлагаю хорошо оплачиваемую работу. Что скажешь? – он протянул мне руку.
А что тут скажешь? Я, молча, ответил на рукопожатие.
- Значит, по рукам, - довольно констатировал Торнтон, посмеиваясь, с таким счастливым видом, будто только что нашёл бриллиант размером с тыкву.

***
Как договаривались о цене на авто Джека – это отдельная история, произошедшая сразу на следующий день.
- Так вы заплатите мне за машину? – хитро спросил мой друг.
- Полную текущую стоимость, - ответил Пит. – Но будем помнить, что этот транспорт, который…
- Уникален… - сердито заявил Джек. – Дизайн на заказ. Машина-конфетка. Вот вы знаете, сколько стоит покрасить машину на заказ? Я вам скажу! – распалялся Джек. – Восемнадцать слоёв, антикоррозийное ручное покрытие, ручная лакировка…
- Джек! – тут уж я не выдержал, поскольку это было со стороны Джека изрядное, скажем так, преувеличение. Вон и глаз у него как дёргается**. – Это ведь я занимался тюннингом твоей машины. И движок перебирал.
Пит весело рассмеялся.
- У него честность и справедливость, как болезнь, - возмущённо заворчал Джек. – И не лечится!
- Это точно, вот именно поэтому он заставил нас заплатить за твою машину, – ответил Пит.
- А как насчёт… -
- За всё Джек, они оплатят всё, включая постель, я видел бухгалтерский счёт.
Джек не понял и насторожился:
- Постель? – переспросил он. – А что постель?
- Та самая, которая у тебя в квартире, - пояснил Пит. – Мердок её взорвал.
- Понимаешь, когда я присел на ней… в общем, она взорвалась, - попытался я объяснить.
Н-да, про постель – это я зря ляпнул. Сейчас он, не ровён час, ещё что-нибудь повредит.
- Моя постель взорвалась?! Он взорвал мою кровать?! Да кто он, этот хмырь? – закричал перепуганно Джек. – Что ему от меня надо?
- Ты принимаешь это слишком близко к сердцу, - попытался успокоить его Пит.
- А как мне это ещё принимать?! – кричал он с параноидальными интонациями в голосе. – Макгайвер! Вытащи меня отсюда! Я ведь в кровати – она может взорваться в любую секунду.
- Здесь гораздо лучше, чем дома, - попробовал успокоить его Питер. – К тому же, Мердоку вы не нужны. Он преследует Макгайвера и меня. Я его поймаю.
- Ещё немного, и он полностью уничтожит мою квартиру, мне придётся жить на улице и спать в ночлежке, - причитал Джек.
- Ты немного расстроился, да? – попытался я успокоить друга.
- Нет, что ты! – съязвил он. – Это лучший день в моей жизни. И, возможно, последний.
В это время дверь палаты открылась, и вошла медсестра с подносом, содержимое которого было накрыто стерильной салфеткой. Я не обратил, поначалу, на неё должного внимания.
- Я принесла лекарства, мистер Долтон, - проворковала она. – А ещё желе и шоколадный пудинг.
Пройдя к подоконнику и поставив поднос там, она, очевидно, стала готовить лекарства.
- О боже! – простонал Джек, закатывая глаза.
- Если вы будете хорошим мальчиком и примите все лекарства, то сможете.., - продолжала ворковать медсестра.
Голос показался мне знакомым, и что-то в ней заставило меня насторожится. Сейчас она стояла ко мне спиной, и часть её лица отражалась в оконном стекле. Мне сразу вспомнилось полузакрытое шляпкой лицо Сары на заднем сидении, отразившееся в зеркале заднего вида.
«Боже! Это же Мердок!» - промелькнуло у меня в голове, и очень вовремя.
- Сейчас, - промурлыкала она и резко повернулась. У неё в руках был пистолет. Теперь уж точно никаких сомнений не было – это Мердок.
Тут я оказался проворнее и умудрился выбить пушку из его рук, однако, в ответ Мердок меня лягнул в солнечное сплетение, с такой силой, что я отлетел к противоположной стене. Пока я прочухивался, пытаясь восстановить дыхание, Пит предпринял попытку его задержать и обезвредить, но убийца легко справился не только с Молодостью, в моём лице, но и с Опытом, в лице Пита, сдвинув кровать с пациентом-Джеком прямо к двери и перекрыв ею выход из палаты.
- Пожалуйста, - заныл, жалуясь, тот. – У меня и так всего одна целая рука.
Мердок выскочил в коридор, сбив по дороге всё и всех, кого мог, чтобы затруднить погоню, бросился к выходу. Я через пару секунд оклемался и бросился за ним, перепрыгнув через кровать Джека. Пит, отодвинув её, выбежал следом.
Мы гнались за ним по улице, рискуя угодить под какую-нибудь случайную машину, впрочем, как и Мердок.
Он свернул на Харвиссон-стрит. Мы - за ним. Тут кругом стояло полицейское оцепление и пара автомобилей промышленных взрывотехников. Полицейский офицер говорил по рации:
- На моём участке чисто.
- Линкольн 42, отсчёт пошёл. Сохраняйте радиомолчание, – донеслось в ответ из динамика его радиопередатчика.
- Вас понял.
И тут мимо полицейского кто-то пробежал. Он заметил фигуру в белом, метнувшуюся за ворота ограждения и рванувшую в здание, которое сейчас будет взорвано.
- Эй, ты кто?! – заорал полицейский. – Ты куда?! Это же зона взрыва. Здание сейчас взорвут.
Мы подоспели к воротам ограждения.
- Что происходит? - спросил Пит, предъявив своё служебное удостоверение.
- Какой-то придурок вбежал за ограждение. Это здание сейчас взорвут! Попробую их остановить. – прокричал полицейский, пытаясь связаться со взрывотехниками. – А вы - назад!
- Назад! – крикнул Пит и оттащил меня от ограждения, под укрытие стены. Поскольку я уже намеревался бежать за Мердоком в закрытую зону.
И меня, видимо, вновь накрыл ступор, поскольку Пит оттащил меня в укрытие насильно. А ещё через секунду огромное здание было взорвано и осыпалось, словно домик из домино, подняв в воздух клубы серой и красно-бурой пыли.

Вот так я и попал на работу в DXS. Я приобрёл хороший заработок, который считаю подработкой, и гарантированную пенсию, а ещё - возможность путешествовать по миру, и, конечно же, не за свой счёт. А опасности, которые иногда возникают – издержки «производства».
Правда, если хорошо подумать, главным моим приобретением стала дружба с Питом и Эдом Гэнтнером.
Так, за воспоминаниями и размышлениями, я и не заметил, как кэб, в котором я находился, подъехал к больнице.
_____________________________


Комментарий к Глава 8. Немного воспоминаний. Продолжение.
*кэб - так называют такси в англоговорящих странах, в частности, США и Англии
** у Джека Долтона такая особенность, когда он говорит неправду, у него возникает характерный лицевой тик - подёргивается левый глаз, о чём говорится в сериале (см. ер.2х06 и др.)