wersiya73
========== Глава 6. На финишной прямой ==========

Пока я бежал к шлюзовому люку переходного отсека - тамбуру, через который мы должны были попасть на самый нижний уровень комплекса, я расслышал из радиоприёмника переговоры наверху. Некто сообщал Бёргу, что автоцистерны только что прибыли.
«Однако, быстро они долетели», - отметил я. А это означало, что закачивать едкий натр могут начать в любой момент, но я буду надеяться, что раньше расчётного времени они это делать не станут. Как бы там ни было, на всё - про всё у нас около получаса.
- Загорелись индикаторы вакуумных насосов! – восторженно объявил Пит-Энди. – Нельзя утверждать точно, действительно ли они работают, но индикация их активности у нас есть. Дайте им ещё полминуты и вызывайте Макгайвера.
Как только я оказался в тамбуре, за нами автоматически захлопнулась дверь, а газозаместительная система внутри камеры начала усиленно нагнетать безопасный воздух и всасывать загрязнённый возможным ядовитым компонентом. Я и Спенсер припали к вентиляционным сеткам, откуда поступал безопасный воздух.
- Пока помещение не очистится – дверь на выход не откроется, - прокричала, поясняя, Барбара, прижимаясь лицом к сетке аэратора.
Наконец, прозвучало оповещение, что опасных газов в шлюзовой камере нет и можно выходить.
Выйдя в противоположную дверь мы проследовали через технические помещения, в машинный зал нижнего уровня, и вот тут я обнаружил серьёзную неприятность: пропал радиопередатчик. Очевидно, он отсоединился, когда я пролезал под створку люка в переходную камеру. Значит, он остался в запертом помещении лаборатории, куда, пока воздушная среда полностью не будет замещена, не попасть.
- Хьюстон, у нас проблемы…*(1) - пробормотал я себе по нос, а вслух сообщил напарнице, - плохие новости, Спенсер. Мы потеряли передатчик.
- Теперь они не знают, что с нами и где мы! - испуганно ответила моя спутница.
- Давай-ка, поищем утечку кислоты.
- Баки находятся там, - указала она направление, впрочем, местонахождение ёмкостей я и сам примерно представлял – поскольку видел план-схему.
- Будь осторожна, - предупредил я напарницу, – лужа с кислотой - весьма неприятная и опасная штука.
Я взглянул на её стройные ножки в изящных туфельках. В другой обстановке такая обувь делала бы её владелицу сказочно привлекательной, придавая лёгкость и утончённость, но сейчас от тонкой подошвы и каблучков только и жди, что неприятностей. Мои ботинки с подошвами, устойчивыми к агрессивным средам, для таких приключений подходят гораздо больше.
- Всё-таки нам повезло, что тут не соляная, а серная кислота, - заметил я, осматривая баки.
- Почему?
- Соляная - здорово испаряется, и пары её очень едкие. Нам бы тут изрядно не поздоровилось.
Наконец, протекающая цистерна с повреждением была найдена, однако емкость была очень высокая. Даже если я, при своём не маленьком росте - шести футов с небольшим* (2), вытяну руку вверх, всё равно не дотянусь.
- Здесь, похоже, основание ёмкости деформировано ударной волной. Значит, эпицентр одного из взрывов был где-то совсем рядом.
- А вот тут, из трещины, кислота уходит в грунтовые воды. – Добавил я, заметив трещину в полу, через которую уходила кислота.
- И мы никак не можем это остановить? - со слабой надеждой в голосе спросила Барбара.
- Ну, мы можем попытаться временно заделать трещину. Первая проблема – как до неё добраться. О! Вы сможете удержаться, если встанете мне на плечи?
Барбара кивнула.
- Так вы достанете до трещины, и мы остановим утечку.
- Но чем?! Это же серная кислота!
- Используем вот это, - запустив обе руки в сумку, я, словно фокусник, вытащил оттуда две охапки шоколадок, те, что подобрал ранее.
- Шоколад?! – скептически поинтересовалась она.
- Ну, для вас и для меня – это молочный шоколад, а для кислоты – лактоза и сахароза, С12Н22O11, короче - дисахариды. В результате реакции сахаров с кислотами образуются свободные кислород и углерод, то есть уголь и вода, и выглядит это как густой клейкий нерастворимый осадок, похожий на смолу. *(3) Думаю, этого будет достаточно, чтобы заделать протечку на какое-то время, - ободряюще улыбнулся я.
Встав лицом к баку, я присел, чтобы Барбаре легче было забраться мне на спину.
«А она, действительно, такая лёгонькая!» - отметил я про себя.
- Я встаю, - сообщила Барбара, встав на моих плечах во весь рост.
- Хорошо, я пододвигаюсь, - ответил я. – Так, передаю шоколадки. Правая рука.
- Ещё чуть ближе, - попросила она.
- Хорошо, - сказал я, когда она взяла первую партию из моей руки и начала раскрывать одну. – Засовывай их в трещину, под углом, одну за другой, по всей длине трещины. И ещё, Спенсер…
- Да-да, я поняла. Шоколад должен растаять в кислоте, а не у меня в руках, да?
- Точно!

***
Центральная пультовая.
Зал управления подземным лабораторным комплексом:

- Мак! Мак, слышишь меня? – Гэнтнэр безуспешно пытался вызвать Макгайвера по рации.
В небольшое помещение, откуда Гэнт предпринимал попытки связаться с Макгайвером, вошёл руководитель исследовательского комплекса, а вслед за ним - один из сотрудников, с которым Гэнтнэр не был знаком.
- Сэр, - обратился молодой человек к директору Бёрку. – Полковник Кил подтвердил, что они заняли позицию и начинают процедуру настройки и наведения ракеты для запуска.
- Спасибо, - кивнул в ответ тот.
- Процедуру… для запуска? – переспросил, не понимая, Гэнтнер. - Какой запуск?! Зачем он?
- Эд, успокойся, – ответил Бёрк. – У нас нет выбора.
- О чём ты?! Как это понимать, Чарли?
- Я говорю о кислоте. Мы неуверены, что закачать в комплекс щёлочь будет достаточно. Мы хотим сплавить горную породу под комплексом, чтобы препятствовать попаданию опасных веществ в подземный водный поток. И ракета с мощным термобарическим эффектом, запущенная под землю, через вентиляционную скважину, может это сделать.
- Ракета?! – всё ещё растерянно переспросил Гэнтнер. – А что будет с комплексом?
- Ниже первого подуровня его больше не будет, – ответил директор Бёрк.
- Но там же мой человек! И ученые, и ещё эта девушка, Спенсер…
- К сожалению, у меня приказ «сверху». Они не хотят огласки и ухудшения отношений с южным соседом, – пояснил Бёрк, словно извиняясь.
- Мак, срочно выбирайся оттуда! – заорал в микрофон Эд Гэнтнер. – На вас направлена ракета! Мак?! Отвечай! Мак, если рация неисправна, используй стационарные переговорные устройства.
Гэнтнер продолжил лихорадочно, но безрезультатно вызывать Макгайвера.

***
Я удовлетворённо посмотрел на чёрно-бурый шов из шоколадной шпаклёвки на месте трещины, сдерживающий кислоту.
- Думаю, у нас получилось! - радостно заметила Барбара.
- Да, надеюсь, - согласился я. – Хорошая работа, Спенсер. Теперь - за Марлоу и Стьюбенсом.
Мы миновали подземную гидроэлектростанцию, где капитально промокли, и вышли к небольшому помещению – что-то вроде крошечного холла, из которого один проход вёл в лабораторию Стьюбенса, а ещё двери - в соседнюю лабораторию. Однако, здесь нас ждало ещё одно препятствие. Проход к двери оказался полностью завален.
- О, нет! – чуть не плача произнесла она, глядя на завал. – Дверь в лабораторию Стьюбенса здесь, но тут столько всего на пути... не знаю, как мы проберёмся к двери.
- Ну, значит, попробуем сделать для себя новую дверь. - Ответил я, рассуждая. Однако меня беспокоил вновь появившийся навязчивый характерный миндальный запах.
- Можно с ними как-то связаться? Может, тут есть какая-нибудь внутренняя автономная связь?
- Да, здесь есть такая система для связи между лабораториями, – ответила она. - Я попробую. - И Спенсер побежала к ближайшему неповреждённому переговорному устройству, укреплённому на стене.
- Доктор Стьюбенс! Доктор Марлоу! Вы меня слышите? – принялась вызывать она. – Пожалуйста! Вы можете ответить?
А я принялся внимательно осматривать окружающие стены, предметы... наконец, опыт, интуиция и обоняние меня не подвели – я нашёл не сработавшее пластиковое взрывное устройство с взрывателем, активирующимся радиосигналом.
- Так, пластиковая бомба, - пробормотал я себе под нос, чтобы Барбара не услышала. Я осторожно отсоединил взрыватель: без него пластид был не опаснее детского пластилина. Взрыватель, видимо, имел какой-то технический дефект, но разбираться в этом не было ни желания, ни времени. По крайней мере, материал для взрывания стены есть. Теперь надо продумать, как сделать детонатор.
- Доктор Марлоу! – продолжала вызывать Спенсер.
- Да. – Из динамика переговорника послышался голос пожилого мужчины.
- Карл в порядке? – спросила она.
- Да, он жив…
- Мы рядом с вами, тут же, на третьем подуровне, в соседнем помещении, прямо за задней стеной нашей лаборатории.
- Нет. – Послышался второй голос. Это был доктор Стьюбенс.
- Это они, Карл, они уже здесь. Они пришли спасти нас.
- Нет. Это невозможно, – пробормотал Карл Стьюбенс.
- Мы… - Марлоу начал было что-то говорить, но я перебил его.
- Доктор Марлоу, я хочу, чтобы вы забаррикадировались как можно дальше от задней стены лаборатории. Мы попробуем взорвать в стене проход. Вы понимаете?
- Мы всё сделаем, – с готовностью ответил британский гость.
- Взорвём? Чем? – спросила Спенсер. И снова этот скепсис в голосе.
- Только не говори, что можешь собрать бомбу из пластинки жевательной резинки…
- А что? Есть жвачка? – поинтересовался я, перебив, чем вконец её обескуражил. Она отрицательно мотнула головой, но это её выражение лица надо было видеть! (Всё-таки, я ещё не разучился впечатлять девушек.)
Впрочем, сейчас жевательная резинка мне была не очень-то и нужна – основной компонент у меня уже был. Гораздо нужнее что-то, из чего можно сделать новый взрыватель.
- Ладно. Здесь ведь проводили различные исследования, наверняка можно найти необходимые вещества. Мы ведь в лаборатории? – стал рассуждать я вслух. – Кажется, что-то, связанное с металлами…
- Да, материаловедение и металлургия, - подтвердила Спенсер.
- Хорошо. Думай, Макгайвер. Так, где хранятся материалы?
- Здесь. - Барбара указала на несколько металлических шкафов у противоположной стены, открыв створки одного из них. Я буквально в пару шагов оказался возле одного и принялся просматривать их содержимое: материалы, реактивы.
- Так. Бинго! Металлический натрий - нам подойдёт. – Сказал я, скорее, себе, выставляя из шкафа найденную ёмкость с нужным химреактивом. – Пожалуй, нам понадобятся всего пара унций* (4), но мы должны их куда-то поместить.
- В пробирку?
- Нет, слишком большая и плотная. Нужно что-то водорастворимое, что-нибудь из целлюлозы, например…
- Может, оболочка капсулы средства от простуды? Или одноразовые носовые платочки? – спросила Спенсер, доставая из кармана пластину с капсулами и бумажные салфетки.
- Вот! Подойдёт! А вы молодец, Спенсер, вполне освоились и схватываете на лету, – заметил я. – Только надо было сказать о простуде прежде, чем мы поцеловались.

***
Центральная пультовая.
Зал управления подземным лабораторным комплексом:

«Внимание! – звучало предупреждение из системы внутреннего оповещения при чрезвычайных ситуациях. – До запуска ракеты - шесть минут».
Гэнт стоял на пороге помещения, откуда ещё недавно осуществлялась радиосвязь с Макгайвером. На Гэнтнере лица не было. Он нервно покусывал губу и молчал. Колсон находился в диспетчерском зале и переживал не меньше, но он координировал действия аварийных групп, и пытался, как мог, потянуть время, хотя и у него на душе было не лучше, чем у Гэнта.
«Повторяю, - декламировал голос из динамиков. – До запуска ракеты шесть минут. Через минуту начинаем обратный отсчёт. Идёт подготовка к переключению наземных служб на резервное электропитание».

***
Я высыпал из капсулы содержимое и заполнил её порошком натрия, набирая вещество кончиком лезвия ножа прямо из контейнера и осторожно наполняя им оболочку лекарства, полученную от Спенсер. Потом, прикинув, свернул из бумажной салфетки крошечный кулёк и всыпал в него вторую порцию порошка натрия, на всякий случай.
- Так, теперь нам нужна стеклянная тонкостенная колба или склянка объёмом около литра с пробкой, – сказал я. – И в неё нужно набрать немного воды.
- Хорошо.
- Капсула растворится водой, натрий высвободит водород и энергию, достаточную для воспламенения и первичного детонационного взрыва, - пояснил я, не вдаваясь в некоторые подробности.
«Надеюсь, что это сработает», - добавил я уже про себя.
Я выбрал подходящее место, где можно было установить взрывное устройство, присыпав его землёй и строительным мусором от разрушенных конструкций, предварительно, я, конечно же, разделил первоначальный брусок найденного пластида, чтобы не похоронить нас здесь раньше, чем это могут сделать парни наверху.
- Свяжитесь с ними, - кивнул я на стену лаборатории Стьюбенса. – Скажите, чтобы прятались. Мы готовы.
- Доктор Марлоу! – заговорила она взволнованно и быстро, - сейчас мы попробуем взорвать проход в стене.
А пока Барбара отлучалась к переговорному устройству - я приладил взрывчатку вместе со взрывателем в подходящее место. И быстро поспешил к ней, чтобы успеть вместе добежать в дальний конец лаборатории за стену и спрятаться от взрыва.
- Ладно. А теперь, Спенсер, я могу попросить об одной маленькой услуге? – обратился я к ней, когда мы уже сидели под защитой поперечной стены.
- Всё, что угодно! – с готовностью ответила та.
- Сейчас я сам пойду за Марлоу и Стьюбенсом. А вы подождёте здесь, хорошо?
- Но почему? – удивилась она.
- Ну, считай, что это мой такой предрассудок, - ответил я, не вдаваясь в свои предчувствия, а главное, подозрения насчёт виновника всего этого. Прогремел взрыв, образовав сквозную дыру в стене.
- Жди здесь! – напомнил я и полез в образовавшийся пролом.
- Эй, Марлоу, Стьюбенс, вы живы? Где вы? Вы целы? – окрикнул я, оказавшись в соседнем с лабораторией металлургии помещении и поначалу почти ничего не видя от висящей в воздухе пыли.
- Да, мы здесь! – ответил уже знакомый голос доктора Марлоу.
- Идите к переговорному устройству в лаборатории металлургии, попытайтесь оттуда связаться с поверхностью.
-Хорошо, – доктор Марлоу согласно кивнул и последовал в указанном мною направлении, к дыре в стене.
Я повернулся спиной к Стьюбенсу, и вот это было моей ошибкой! Нельзя было выпускать его из поля зрения.
- Назад! – заскрипел его старческий повелительный голос.
Я повернулся и … лучше бы я стоял на краю отвесной стены футов в тридцать! Стьюбенс успел выудить откуда-то пистолет и теперь угрожал оружием мне и доктору Марлоу. Оружие я ненавижу гораздо сильнее, чем высоту.
- Стой, Сидни. Не ходи к передатчику, – произнёс доктор Стьюбенс со спокойствием человека, которому терять нечего.
- В чём дело, Карл? Что ты задумал? Ты, что, совсем спятил? – спросил Карл, возвращаясь и поравнявшись со мной.
- Макгайвер, всё в порядке? – прозвучал голос Спенсер, она уже преодолела пролом и была здесь, в лаборатории.
- Проклятье! Спенсер, чёрт побери! – не сдержался я, воскликнув и взмахивая руками. – Я же попросил подождать там, снаружи.
- Извини, Барбара, - холодно произнёс Карл.
- Карл, я не понимаю… - произнесла она. Она, действительно, искренне не понимала, что происходит.
- Взрывы в лабораторном комплексе не были случайны, - пояснил я для Барбары. – Все думают, что это авария, поскольку любое другое объяснение кажется бессмыслицей. С учётом мер безопасности, как и кто ещё мог пронести сюда бомбу, причём не одну?
- Вы и Марлоу не должны были остаться в живых, - констатировал я, обращаясь к Карлу, но всё ещё поясняя происходящее для моей непослушной спутницы.
- Не должны были, - подтвердил доктор Стьюбенс.
- Карл, что за чепуха? – воскликнула Спенсер.
- Едва ли. Из того что мне известно: корпорация заказала проведение серии экспериментов, Стьюбенс провёл исследования, но отказался принять результаты. И пригласил другого и единственного, кроме себя, эксперта в этой области. Одна случайная авария с трагическими последствиями - и это отбросит исследования лет на двадцать, а то и больше - на все пятьдесят.
- Они хотели сделать на основе моих исследований оружие. – В голосе доктора Стьюбенса появилось отчаяние и горькое разочарование. – Я всю свою жизнь потратил, чтобы остановить страдания.
- Оружие? – переспросила Барбара.- Цепные реакции в озоновом слое… - кажется, до неё начало доходить.
- Ну, да, - снова пояснил я. – Без защиты озонового слоя ультрафиолетовое излучение Солнца убьёт всё живое на Земле. Думаю, что Карлу удалось обнаружить ключ к разрушению озонового слоя и самоуничтожению цивилизации и жизни на планете. – Верно, Карл?
- Да, это оружие Судного дня, - подтвердил тот. – Я не мог дать им это. И по-прежнему не могу. Только мы можем это остановить, Сидни, только мы.
Всё последующее произошло за секунды. Карл вскинул пистолет, чтобы выстрелить в своего друга и коллегу, но тут Барбара, вскрикнув «Нет!», бросилась к Карлу, пытаясь отнять у него оружие или помешать. Раздался выстрел (даже в ушах зазвенело), а в следующий миг у меня внутри всё похолодело – Барбара, схватившись за правый бок, согнулась и упала. Вот то, чего я и опасался! Однако этого момента замешательства Стьюбенса мне хватило, чтобы отнять у него пистолет.
- Это было глупо, Спенсер! Очень глупо! – я подбежал и опустился рядом с ней на колени. Я был в отчаянии, но все же давно научился сохранять контроль в подобных ситуациях, хотя это очень трудно. Психологические травмы, полученные в детстве – самые живучие* (5), как известно. Я бросил взгляд на часы – пара-тройка минут у меня ещё была.
– Позволишь взглянуть? – спросил я, тут же вспоминая алгоритм действий при оказании доврачебной помощи в подобных ситуациях.
- Да, конечно, – снова с энтузиазмом юного скаута ответила она. – Только не думай починить меня шоколадкой, - простонала она с улыбкой.
- Юмор – это хорошо. Попытайся не разговаривать, - сказал я, бережно поворачивая её на спину и сгибая её ноги в коленях. Достав из сумки два лоскутка из хлопка, я свернул из них что-то вроде перевязочной подушечки и сильно прижал к ране.
- Так. Ладно, Спенсер, пора вытаскивать тебя отсюда.
- Боюсь, что это невозможно. Наше время вышло. И никто даже не знает, где мы и живы ли, после газовой лаборатории.
- Должен же быть какой-нибудь способ связаться с поверхностью? – это был скорее риторический вопрос. Ремонтировать повреждённое переговорное устройство – долго, до аналогичного пробираться тоже времени много уйдёт, к тому же, я не знаю, где он находится… - Нужно найти способ передать ребятам наверху.
- Макгайвер, мы сделали всё, что было возможно, но время вышло. Это пустая трата сил.
- Сил… - повторил я. – Силовая установка! Ты умница, Спенсер! – хлопнув себя по лбу, воскликнул я, добавляя про себя: «а я сегодня торможу!»
Поцеловав её в знак благодарности, уже убегая – опрометью помчался к силовой установке. Уж её-то долго искать было не нужно.
Эх, давно я так не носился! Вообще, лёгкая атлетика, тем более, спринтерский бег – это не мой вид спорта. Я больше хоккей люблю, горные лыжи. *(6)
В машинном зале, где находилась силовая установка, я довольно быстро нашёл систему переключения подачи электроэнергии, в том числе на поверхность комплекса. И просто, переключая кнопки включения и выключения электричества, нащёлкал послание, используя код Морзе.

***



Центральная пультовая.
Зал управления подземным лабораторным комплексом:

«Внимание! Трёхминутная готовность!», - сообщал голос из динамика аварийного оповещения.
Колсон, давал какие-то мелкие распоряжения, стоя у одного из координаторских пультов, но с распоряжением начать затопление комплекса всё медлил, словно ждал чего-то, наверное, чуда.
Рядом, у пульта Колсона стоял Гэнтнер, с мрачным лицом. Гэнт не знал Торнтона, хотя и работали они в одной «конторе», но он понимал, что сейчас жизнь Макгайвера зависит именно от этого человека.
- Колсон, какого дьявола вы тянете? – спросил раздражённо появившийся директор Бёрк. – Начинайте процесс нейтрализации кислоты.
- У нас ещё есть немного времени, сэр, – возразил тот.
- Мы теряем драгоценное время. На что вы надеетесь? – нервно спросил с нарастающим раздражением Бёрк. – Они, наверняка, остались в газовой лаборатории. Мне это тоже чертовски не нравится. – Да и что тут может понравиться? Ведь после уничтожения лаборатории провести расследование, чтобы выяснить причину нынешней аварии, станет уже невозможно, и он, как руководитель исследовательского комплекса, будет отвечать, что называется, «по всей строгости». Никакие зубастые адвокаты не отмажут.
В это время электрическое освещение в помещении начало мигать, хотя до переключения на резервный генератор было ещё около минуты.
- Колсон, что происходит с освещением? – крикнул Бёрк. – На резервное электропитание ведь ещё не переключались.
- Я не знаю.
- Кто-нибудь может сказать?
- Это морзянка, сэр, – ответил один из операторов, уже записывающий сообщение.
- Что?
- «Утечка остановлена, всё безопасно. Есть раненый. Мак».
«Начинается обратный отсчёт», - зазвучал голос из динамика.
- Он это сделал! – воскликнул Бёрк, ещё не веря в своё счастье. – Чёрт, ракета! Отмените запуск!
Он немедленно вызвал полковника Кила с распоряжением отмены ракетного запуска.

***

Ну вот, теперь оставалось только ждать. Или конца, или спасательную группу. Я бегом вернулся в лабораторию Стьюбенса. Сам хозяин лаборатории сидел на полу, с совершенно безучастным видом, у стены, противоположной той, в которой мы устроили проход. Марлоу присматривал за Барбарой.
- Как она? – поинтересовался я.
- Вообще-то, я ещё могу и сама ответить, - обиженно ответила Спенсер.
- Вообще-то, я попросил тебя не разговаривать – поберечь силы, а ты снова не слушаешься, - улыбнулся я.
Ну что ж, сейчас, кажется, должны были бы уже использовать ракету, а если я всё ещё, вроде как, жив, значит, они сообщение получили, а главное, поняли. В конце концов, Пит ведь знает морзянку.
Теперь, когда фактор времени больше не висел дамокловым мечом, надо было себя чем-то занять, тем более что больше я ничем не мог помочь Барбаре. Я решил посмотреть, что же там за поломка в переговорном устройстве, отчего связь с поверхностью была кратковременной и неустойчивой. Тут оказалось всё просто – всего лишь отошли контакты. Эту неисправность устранить было секундным делом.
- Это Макгайвер, я из лаборатории доктора Стьюбенса. – меня хорошо слышно?
В динамике послышался лёгкий треск, пауза. Но вслед за этим сразу несколько голосов:
- Макгайвер, сукин сын! Мы тебя чуть не похоронили. Ты починил переговорное устройство в лаборатории Стьюбенса?
- Я тоже рад вас слышать, парни. Да, починил. У меня тут серьёзно раненый – пулевое ранение в область живота. Спенсер. Поторопите спасательную команду.
Доктор Стьюбенс, сидевший до того возле стены, громко застонал и завалился набок, потеряв сознание.
- Беда, парни, поторопитесь. Двое серьёзно пострадавших. Тут доктор Стьюбенс потерял сознание.
Я подбежал к нему и придал прежнее сидячее положение, облегчая давление на сердце. К сожалению, я не врач, хотя и знаю некоторые приёмы оказания первой помощи. Инфаркт от инсульта я не отличу. Оставалось только обеспечить не стеснённое дыхание, которое у пожилого мужчины было чрезвычайно слабое, кожа очень бледная, к тому же, он был весь мокрый от пота. Кажется, это признаки инфаркта.
Оставшееся время до появления спасателей я занимался тем, что пытался реанимировать этого сумасшедшего старика.
Но наверх он живым не добрался.
Состояние Барбары некоторое время стабилизировали, прежде чем отправить в больницу, она лежала на тележке-каталке, и вокруг неё колдовали парамедики.
- Парни, подождите секундочку, - сказал я своим собеседникам: Энди-Питу, Гэнту и директору Бёрку, а также медработникам, везущим тележку-каталку.
Они остановились.
- Что, Спенсер, хотела уйти не попрощавшись?
- Я бы тебя поцеловала, - попыталась хихикнуть она, – но у меня простуда.
- Да ладно! Разве какая-то простуда может помешать нам поцеловаться, по-дружески?
Теперь я поцеловал её также, как она меня там - в «газовой камере», перед спуском в лабораторию.
- Ужасно выглядишь, Спенсер, – добавил я. – Везите её.
- Сказал бы что-нибудь ободряюще приятное, – ответила она. – И приходи в гости.
Как говорил мой дед Гарри: "Последнее слово остаётся за женщиной".

***
Комментарий к Глава 6. На финишной прямой
*(1)Широко известная крылатая фраза, первоначально, как считается, прозвучала в фантастическом фильме 1964 года "Робинзон Крузо на Марсе"("Марсианский Робинзон")[в ориг. "Robinson Crusoe on Mars"], затем эта фраза прозвучала в другой фантастической кинокартине 1969 года. Однако эту фразу также приписывают Джеймсу Лоуэллу — командиру космического корабля "Апполон-13", или пилоту того же космического корабля Джону Леонарду Суайгерту (Миссия "Апполон-13" 1970 г.). Позже эта фраза использовалась в фильме "Хьюстон, у нас проблемы" 1974 г. «Houston, we’ve had a problem here» - такова эта фраза в оригинале
*(2) "шесть футов с небольшим", а именно 6 футов 3 дюйма или 187 см - реальный рост актёра Ричарда Дина Андерсона и, соответственно, Макгайвера.
*(3) при реакции сахаров с кислотами получается обугливание сахара:
chemistry-chemists.com/N4_2013/ChemistryAndChem...
*(4) англ. система мер и весов. 1г. - 0,035 ун. В русском переводе было "несколько грамм", но если везде фунты, мили и прочие "анлоязычности", то граммы тут будут дисгармонию создавать. www.unitjuggler.com/%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0...
* (5) Здесь имеется в виду история, произошедшая с Макгайвером в детстве, когда он случайно застрелил из револьвера своего друга. После чего он и приобрёл стойкое неприятие огнестрельного оружия. (эпизод 4x02)