14:35 

Сто один способ использования поломанного Uzi (101 Uses for a Dead Uzi) часть 3

wersiya73
========== 3. ... итак, вот мой план ==========

- х -
Руины были испещрены знаками - приметами археологических раскопок разных поколений, некоторые были начаты десятилетия назад, некоторые оставлены на середине работы, когда вспыхнуло насилие.
Земля тут была предательски ненадёжна, скрывавшая под пологом мягкого, но обманчивого лунного света внезапно появляющиеся траншеи и ямы в неожиданных местах.
После того, как Моше вторично споткнулся, он следовал чётко по следам Макгайвера.
Мак вёл его, уверенно, устойчиво ступая вокруг обрушившихся стен и фронтонов, полузаметных острых краёв древней каменной кладки. В лунном свете некоторые резные фигуры не выглядели сколотыми, а производили впечатление целых, и Моше отчасти казалось, что еще немного - и они попадут в прошлое, обнаружив древний храм восстановленным к жизни.
Он встряхнулся. Слишком много напряжения, слишком долго без еды и отдыха – это мешает соображать.
Оглядываясь беспокойно по сторонам, Моше споткнулся об очередное препятствие и выругался негромко, но яростно, поминая и Бога, и дьявола.
Мак оглянулся, на лице его было насмешливое выражение.
- Знаешь, я не работал с большим числом евреев прежде, -
- …но некоторые из твоих лучших друзей – евреи. Верно?
- Это не то, что я собирался сказать. – Мак помедлил, прежде чем погрузился в разъяснения. – Просто, они не упоминают Бога очень часто, а когда они это делают, они, действительно, подразумевают то, что говорят. И ты …
- Знаю-знаю. Я говорю, как дешевая заезженная пародия на любезного дядюшку Моше, и, клянусь, как американец.
Он сардонически улыбнулся, заметив смущение Макгайвера.
- Что я могу сказать? Мы растем с оглядкой на Бога, и став взрослыми, мы в большинстве своём, очень требовательны в упоминании его.
- Большинство моих знакомых с большим почтением относятся к святому. Что до меня… я видел и делал слишком много нечестивых вещей. – Моше пожал плечами. – Кроме того, у меня есть некоторые набожные коллеги, и то, как я говорю, в подобном стиле, их адски раздражает.
Мак посмотрел на луну, сверяя направление.
- Это для того, чтобы заставить людей недооценивать тебя?
- Ты хочешь сказать, что это не работает? – интонация Моше была невинно-карикатурной.
Мак покачал головой, опираясь на руины. В его памяти зазвучал собственный голос, переходящий в пародию на акцент парня из глубинки. Он делал это с колледжа – нет, пожалуй, раньше – дразня учителей, раздражая приятелей, а позже играя провинциала для половины сотрудников госбезопасности в Восточном блоке. Он знал, насколько хорошо это может работать.
Наконец, Мак достиг траншеи, прорезавшей склон древнего холма, и показал Моше, чтобы тот отошёл. Он соскочил в траншею, поспешив к её концу, сдвинув в сторону горсть сухой земли и переместив необработанный камень. Моше увидел край фанеры, появившийся из-под щебня. Макгайвер вытащил ствол от Uzi – он, должно быть, держал его в руке всё это время, и использовал как рычаг, сдвигая фанеру так далеко, чтобы можно было взяться за неё руками. Наконец, крепко обхватив, он поднял её.
Земля сместилась, струйками осыпаясь вниз, на склоне холма открылась тёмная нора. Моше отпрянул, заметив движение внутри, невольно оживившее в его мозгу фрагменты старых легенд.
Темные глаза, в обрамлении густых тёмных ресниц; женское лицо с безупречным изгибом щёк и бровей, изысканное, как у пери*(1), и густой водопад тёмных, не покрытых ни хиджабом, ни чем-либо другим, волос. И оружейное дуло, ловящее лунный свет. Фигура появилась, словно из преисподней.

- х –

- Доктор Авад?
При этих словах Макгайвера ожесточение на лице женщины исчезло, как полумрак пещеры, и появились слёзы облегчения; женщина с радостным криком обняла его.
Мак всхрапнул и скривился от внезапного давления на его побитые рёбра. Она всё ещё держала пистолет в одной руке, и Моше опасался, как бы в случае выстрела дуло случайно не накренилось в его направлении.
Он деликатно высвободил пистолет – ещё один Uzi – из её рук и опустил стволом вниз, в землю.
Макгайвер взъерошил волосы женщины и нежно поцеловал её в макушку, бормоча тихие заверения. Спустя несколько минут она ослабила объятья и, посмотрев на него, вздрогнула в ужасе.
- Макгайвер, Бог мой, что они с тобой сделали?! – она подняла руку к его потрёпанному лицу, но он отстранил её прежде, чем она смогла прикоснуться к нему, и перемещаясь с места на место, они столкнулись с Моше.
Катса был раздражен увиденным и неодобрительно качал головой.
- Макгайвер. Друг мой. Не поступай так со мной! Ты говоришь, что принял побои за это? За женщину? Ты прячешь одну из своих женщин от них? Ты думаешь, что ты Джеймс Бонд, что ли?
Женщина бросила на того свирепый взгляд, а Мак лишь печально пожал плечами.
- Моше, я хотел бы представить тебе доктора Джамилю Авад, сотрудника Фонда «Феникс». Джамиля, это Моше Бен-Ари. Не откусывай ему голову, ладно? Он поможет нам выбраться из Баальбека.
Ошеломлённый Моше переместил Uzi в другую руку и живо пожал ладонь женщины.
- Так вы не из Баальбека? Я думал, что…
Её лицо представляло собой изысканный архетип женщины Ближнего Востока, но когда она заговорила – акцент был чисто американским*(2).
- Отец был из Баальбека, изначально. Мать из Бейрута. А я из Бостона. И если мы выберемся отсюда, я никогда сюда не вернусь. Здешним мегалитам придётся обойтись без меня. Я собираюсь, после этого, вновь заняться исследованиями Стоунхенджа. Иисусе, если мегалиты были бы в Гренландии, я бы поехала туда. Или в Антарктиде.
Мак поднял брови.
- Не много разрушенных храмов в Антарктиде.
- Это ещё не известно. Мы ведь не видели - материк подо льдами.
Моше смотрел то на Джамилю, то на Макгайвера, в растерянности морща лоб.
- Она – археолог?
- Я написала свою докторскую диссертацию о мегалитическом фундаменте святилищ Баальбека. Я думала, что стоило рискнуть, чтобы фактически увидеть место лично. Я собираюсь пересмотреть эту теорию в свете полученных новых данных… - Она оглянулась на тёмную дыру, где скрывалась в ужасе столько часов и содрогнулась.
- Мы проводили обследование руин, один из главарей Хезболлы увидел её, и она ему приглянулась. – Мак сузил глаза при воспоминании. – И тогда он разыскал какого-то ее дальнего мужчину-родственника по отцу, и тот парень отдал её, просто как…
- Я думал, ты ведь говорил, что тебя схватили из-за бомбы.
- Ах, это было пару дней назад. Но это действительно всё усложнило.
- Он говорит, усложнило. Друг мой, если бы ты не спас мне жизнь, я был бы уже в могиле.
Моше поднял в руке Uzi и, хмурясь, посмотрел него.
- Каких-то деталей не хватает?
Джамиля слабо улыбнулась.
- Только патронов.
Моше вынул магазин, затем отвёл назад затвор, чтобы проверить наличие патрона в патроннике. Выпускное отверстие было пусто.
- Немного пользы от этого.
- Как знать. – Мак пожал плечами.
Моше вставил на место пустой магазин и перевёл оружие на предохранитель.
- Ты не оставил ей ничего, чтобы защитить себя, кроме пустого Uzi?!
- Пустой Uzi лучше, чем ничего, - оправдываясь, заметила Джамиля. – Особенно, если никто не сможет сказать наверняка, что он пуст.
- В некотором смысле, это самый лучший вид, - пробормотал Мак. – Менее шумный, для начала. И, кстати, не могли бы вы не шуметь? Здесь любой звук разносится далеко.
- Макгайвер не просто оставил меня там, - сказала Джамиля. – Он укрыл меня в норе, сказал мне оставаться на месте, и, ну…
- Бежал, как заяц, чтобы отвлечь их на себя, - закончил Мак сухо.
- Может, ты и не настолько сумасшедший, в конце концов. В Баальбеке бег имеет смысл.
- Ну, они-то думали, что гнались за ней, и выяснили свою ошибку, только когда поймали меня, - объяснил Мак. – Все было хорошо, пока эта проклятая паранджа не обернулась вокруг моих лодыжек. И как женщины в них ходят?
- Беру свои слова назад. – Моше потёр глаза, внезапно почувствовав, как будто ночной воздух начал становится прозрачным, предвещая скорый рассвет.
– Теперь мы можем идти? Или у тебя где-то припрятана еще одна несчастная девица?
Макгайвер усмехнулся.
- Нет, в этот раз только одна. Каким путём мы идём отсюда?
- Обратно в город – но если ты думаешь, что я могу найти выход из этого лабиринта, ты выбрал не ту крысу.
- Ладно, прекрасно. Следуйте за мной. Джамиля, ты в форме для короткого похода?
- После долгих часов в этой дыре? Я могу легко дойти до Бейрута, если надо.
- Я надеюсь на нечто лучшее, чем это. – Макгайвер поглядел на Моше. – Что-то с колёсами было бы неплохо. – Его глаза блестели. – Двигатель был бы бонусом.
Моше усмехнулся.
- Я должен предупредить вас: не будет ничего необычного. И хорошо, если это будут именно четыре колеса.
- На данный момент я бы согласился и на подержанного верблюда.

- х-

Макгайвер последовал назад через руины, он направлял маршрут, но старался не опережать Джамилю, которая уверенно шла рядом.
Моше следовал позади, иногда оглядываясь. Это место его нервировало: нависшие стены и огромных размеров, массивная, каменная кладка, далёкая от человеческих масштабов, и молчаливый груз веков словно насмехались над его выносливостью.
Мак не сводил глаз с луны, пробираясь своим путём через святилище. Хотел бы он получить от Моше более конкретную информацию, к какой части города они должны стремиться. В южной и восточной частях руин до ближайших строений, снова обеспечивавших защиту, была широкая полоса открытого пространства. Мак был нацелен к северной части участка. Там город подходил ближе всего, и там росли редкие деревья, дающие лучше прикрытие.
Он почти столкнулся с фигурой, одетой в хаки, которая внезапно показалась из тени невысокой каменной стены. Первый удар в лицо вновь разбил скулу. Следующий удар отбросил в сторону, вызвав головокружение. Он сцепился со стеной, чувствуя прохладный камень ладонями, пытаясь снова встать на ноги.
Человек был высокий, даже выше Макгайвера, черноволосый и бородатый, преисполненный громовой ярости. Он шагнул в сторону Джамили, которая непроизвольно отшатнулась, прежде чем взять себя в руки.
Она застыла, встав в полный рост, глядя вверх, ему в лицо.
- Ты - Фарук, верно? Тот тип, которому этот паршивец – мой родственник продал меня? Ну, так забудь об этом. Гори в аду за все, что ты сделал.
Фарук прорычал какую-то непристойность и схватил пучок волос Джамили, обернув его вокруг руки и дёрнув в сторону. Однако её крик боли был оборван жестким ударом кулака по лицу. Она рухнула у его ног, он рывком снова приподнял её за волосы, собираясь нанести новый удар.
Макгайвер набросился на мужчину. Он по-прежнему держал оружейный ствол, который чуть не уронил, когда был атакован; теперь он ударил им нападавшего по руке. Фарук бросил Джамилю и повернулся. Он сделал шаг назад, когда Мак полоснул его по лицу, рассадив скулу до крови, так что эта рана стала похожа на ту, что красовалась на щеке самого Макгайвера. Фарук зашипел от боли и злости.
Мак попытался помочь Джамиле подняться.
- Ты намёк понимаешь, здоровяк? Она – американская гражданка. Поди-ка, поищи кого-нибудь в своей весовой категории.
- Американская шлюха! – глаза Фарука сверкали. – Вы, свиньи, оскверняете всё, к чему прикасаетесь: нашу землю, наших дочерей – эта останется здесь и узнает своё место!
- Как ты нас нашёл? – спросил Мак, гадая, куда подевался Моше. Джамиля упала и не двигалась, а он не решался оглянуться. Однако людей Фарука нигде не было видно – казалось, главарь бандитов был один. Фарук презрительно улыбнулся.
- Как ты себя чувствуешь сейчас, мой большой проклятый американский герой? Вся твоя храбрость пропала даром.
Он провёл пальцами вдоль кровоточащего рубца, отставленного Макгайвером на его физиономии.
- Это невежливо, по отношению ко мне, потерять сознание, ты знаешь? Мы ещё не закончили наш разговор. Было грубостью пренебречь моим гостеприимством и даже не попрощаться. Из-за тебя я потерял свое лицо. Но твоё лицо выглядит прекрасно. Завтра мы над ним ешё поработаем.
Мак не смог удержаться от того, чтобы не поморщится.
- Так почему ты здесь сам по себе? Где твои мальчики-хулиганчики?
- Мои люди разыскивают в городе израильскую свинью. Но было достаточно легко понять, куда мог пойти ты. Когда я приведу вас двоих назад, мой авторитет будет восстановлен – после этого никто не посмеет насмехаться надо мной.
Он посмотрел вокруг.
- Так, где же вонючий еврей? Он ведь бежал вместе с тобой?
- Вонючий еврей пребывает с наветренной стороны от вонючего террориста.
Моше вышел из-за упавшего каменного столба, Uzi в его руке был направлен на Фарука.
- Тут дышится гораздо легче.
Движения Фарука были словно змеиные, поразительно быстрые и чёткие. Он ухватил Макгайвера за левое запястье, заставив дернуться, когда мозолистая лапа легла на открытые раны, оставленные наручниками. Лишив Мака равновесия, он заломил ему руку за спиной, притянув к себе и развернув так, чтобы он находился между ним и Моше.
Лезвие ножа, выхваченного Фаруком из-за пояса, блеснуло серебром в лунном свете.
Усиливая болевые ощущения Макгайвера, бандит толкнул его согнутую за спиной руку вверх, к лопаткам, заставляя заложника приподниматься на носки, и приставил клинок к горлу.
- Бросай пушку, свинья, или я ему горло перережу. Будешь смотреть, как он подохнет, истекая кровью.
Факук слегка надавил ножом, заточенным до остроты бритвы, и на коже появилась алая тонкая полоска. Мак почувствовал укол лезвия, по шее побежала теплая струйка. Он старался дышать не слишком глубоко, при глубоком вдохе кожа будет натягиваться под лезвием.
Моше встретился взглядом с Маком, ожидая увидеть в его глазах боль, ярость, страх, даже капитуляцию. Но вместо этого он увидел, вернее, почувствовал себя так, как если бы он смотрел на работающий с перегрузкой турбинный двигатель. Мак напряженно посмотрел на него, затем специально перевел взгляд вниз на трубку ствола, которую все еще держал в правой, почти повисшей руке. Затем его взляд метнулся назад, в сторону руки Фарука, держащей нож, и он снова посмотрел на Моше. Тому снова вспомнилась та сцена из старого мультфильма, которую он пытался рассказать американцу еще в камере.
Итак, вот мой план.
Моше говорил легко, брызгая презрением с каждым словом.
- Вы, проклятые собаки Хезболлы, всегда делаете глупые предположения, упуская очевидное.
- Предположения? Очевидное? – Фарук крепче сжал выворачиваемую руку Мака, и ухмыльнулся, услышав его вскрик.
- Да, очевидное! Ты предполагаешь, что мне небезразличен какой-то глупый американский турист, но мне плевать – попал в перестрелку. Жаль, но так бывает.
Он навёл Uzi и ухмыльнулся.
- Одна пуля – всего одна - и у тебя уже нет заложника. Это же очевидно, разве нет?
Каждое движение казалось отдельным и независимым от другого, словно помечаемые элементы списка, когда Моше перевёл рычаг в положение полуавтоматического огня и выровнял оружие, вновь нацелил в Фарука, затем демонстративно навел прицел на голову Макгайвера и нажал на спусковой крючок.
Чёткий, металлический щелчок молоточка, ударившего болт, казался удивительно громким, и всё же едва слышимым для ушей, ожидающих треск выстрелов. Мак мог даже расслышать слабый звон металла пустого патронника, отразившийся звоном в ушах. Ему казалось, что от начала до завершения действий Моше прошло очень много времени. Но на эти две долгих секунды Фарук купился на уловку, был парализован, его уверенность исчезла. Он не мог поверить в произошедшее.
И в следующее мгновение Мак нанес удар ствольной трубкой по правой коленной чашечке Фарука. Это не вывело того из равновесия, но дезориентировало на мгновение, которое ему понадобилось, чтобы собраться с мыслями. Мак попытался вывернуться из болевого захвата.
Плохой ход… Эта попытка напомнила Фаруку, что он все еще удерживал Макгайвера захватом. Он дёргал его заломленной рукой, пока Мак не почувствовал, что еще немного - и его плечо будет вывихнуто, затем поймал правое запястье Мака, выворачивая ему руку до тех пор, пока ствольная трубка не выпала из онемевших пальцев, гремя о камни и присоединяясь к упавшему ножу.
Крупная рука снова оказалась на горле Мака, на этот раз душа его, но вдруг тиски ослабли, и человек позади него навалился тяжёлым грузом, потянувшим его к земле. Дополнительная нагрузка на руку Мака чуть не сломала её. Моше подхватил тушу Фарука со спины и смягчил его падение на землю, пока Макгайвер вырвался из медвежьих объятий, и стоял, тяжело дыша и обливаясь потом. Он посмотрел на Моше, увидел, как катса позволил Фаруку с глухим стуком упасть, и отступил назад.
Моше снова поднял Uzi, держа его за ствол.
- У него чертовкий толстый череп. Думаю, что два первых удара он даже не почувствовал. Но ты был прав. Даже не стреляющему Uzi можно найти применение.
Мак расправил ноющее плечо, успокаивая себя тем, что рука всё ещё была прикреплена, как полагается. Он легонько коснулся шеи, посмотрев на запачканные кровью пальцы, затем, встав на колени возле Джамили, помог ей сесть. Она удивлённо моргнула, увидев лежащее тело Фарука.
- Он умер? – она не была уверена, какой ответ был бы более страшным.
- Нет, нет. Череп очень мощный. Он оклемается. За исключением того, что окончательно потеряет свое лицо и, вероятно, часть бороды*(3). Но к тому времени, как он прочухается, мы будем уже далеко.
Моше покачал головой.
- Ты всё-таки того, с приветом … и ты плохо влияешь на людей.
- Ты и сам тоже немного сумасшедший. Понимаешь?
- Да? Ну, не говори никому. У меня есть репутация, это стоит принять во внимание.
Макгайвер усмехнулся.
- Да? Может быть, и мне стоит побеспокоиться о своей репутации?
- О, репутация у тебя будет, друг мой! За это не волнуйся. Я обязательно распишу всем в лицах, что ты гораздо безумнее.

конец
Комментарий к 3. ... итак, вот мой план
*(1) - в мифологии Ближнего Востока существа в виде прекрасных девушек, своеобразный аналог европейских фей могут быть как положительными, так и отрицательными персонажами.
ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B5%D1%80%D0%B8_(%D0%BC%D0%B8%D1%84%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D1%8F)
*(2)акцент, т.е. особенности произношения(то что в русском языке называется говор) у анлоязычных имеет большое значение.
ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BA%D1%86%D0%B5%...
*(3)[прим. переводчика] здесь скорее всего имеется ввиду отношение к бороде в исламском мире, и в частности на Ближнем востоке ru.m.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BE%D1%80%D0%B...

URL
   

Записки без названия

главная