14:32 

Сто один способ использования поломанного Uzi (101 Uses for a Dead Uzi) часть 2

wersiya73
========== 2. Запчасти ==========

- х -
Коридор был длинный и сумрачный. Несколько небольших, словно щели, окон под высоким сводчатым потолком впускали обрывки угасающего дневного света. Макгайвер догадался, что окна были на уровне земли. Он оглянулся, чувствуя, как древний город давит на него.
- Проклятье! Я понятия не имею, каким путём они привезли меня сюда.
- Ничего удивительного. Ты давно наблюдал прекрасные пейзажи с внутренней стороны собственных век. – Моше махнул рукой вправо. – Вот это выход. По крайней мере, этим путем меня притащили сюда.
- Где мы?
- А я знаю? Я даже не в курсе того, что я очутился в Баальбеке. Если это то, где мы сейчас находимся.
Макгайвер покосился на дверь камеры, только что покинутой ими.
- Эта дверь новее, чем остальные элементы здания… Интересно…
- Ты мог бы задаться этим вопросом позже? Где-нибудь, где-то в безопасном месте?
Моше отправился в конец коридора, Макгайвер шел следом. Каждый, молча, отметил, что другой ступал тихим бесшумным шагом, старясь не выдать себя.
Коридор упирался в ещё один проём, с другой запертой дверью. Макгайвер заглянул во мрак углубления, под аркой двери, пробежав длинными пальцами по резной вязи над ним.
- Держу пари, мы в старой Османской части города… это место выглядит старым. Возможно, это была медресе, или чей-то дом. – Он бросил взгляд через плечо. – Коридор должен проходить по всей длине здания. Есть шанс, что другой конец может быть открытым?
Моше покачал головой.
- Скорее всего, обрушился. Я не думаю, что это строение слишком прочное.
- Оно было таковым – несколько сотен лет и полдюжины землетрясений назад, – пробормотал Мак. Он вытащил кустарные инструменты и снова принялся работать с замком, по большей части, в темноте, на ощупь.
- Наверху, вероятно, располагается одна большая комната с маленькими вокруг неё. Нас, должно быть, держали в чулане или в кладовой.
- Это, конечно, не винный погреб. Вы пьющий, Макгайвер?
- Нет.
- Жаль. Если мы выберемся отсюда – я проставляюсь.
- Замётано. Просто сделайте апельсиновый сок.
Замок заскрипел, захрипел и щёлкнул, открывшись. Моше схватил Макгайвера за руку, как только тот собрался толкнуть дверь, и направил его назад, подальше от входа.
- Не так быстро, мой друг, – они оставили нас без караула возле камеры, но мы не знаем, что делается за этой дверью. Я не видел почти ничего, когда меня притащили сюда, я был почти без сознания, но я помню лестницу сразу за дверью, и там, на верхней ступени, стоял охранник с Uzi. И должен отметить, у того, наверняка, исправный Uzi, со всеми работающими частями.
- Да, хорошо, но это его проблема.
- Это будет нашей проблемой, если мы хотим пройти мимо него.
Макгайвер нахмурился.
- Есть шанс обойти?
- Ты умеешь проходить сквозь стены?
Мак покачал головой.
- Не могу сказать, что мне нравится идея подъёма по лестнице прямо в лапы вооруженной охране… будет здорово, если он придёт к нам сюда на вечеринку.
Моше усмехнулся.
- Есть шанс, что ты позволишь мне позаимствовать предохранительную крышку?

-Х-

Вверху, где заканчивалась лестница, стоял охранник; он мог не обратить внимания на шум при открывании замка, но он не мог не заметить металлический стук у подножья лестницы, и поспешил вниз, чтобы узнать, что за непорядок.
Моше ожидал прямо в дверном проёме с внутренней стороны подземного коридора и перехватил охранника тихо, как только тот прошёл, свернув тому шею чётким, отточенным приёмом.
По настоянию Моше, Макгайвер ждал в нескольких ярдах в глубине коридора. Он вздрогнул, поняв, что это был за звук.
Мак понимал, что это было бесполезным, но не мог удержаться от того, чтобы встать на колени возле тела, прикоснувшись кончиками пальцев к шее охранника, пытаясь нащупать уже отсутствующий пульс.
Он посмотрел Моше в глаза.
- Ты не должен был убивать его.
Моше выглядел искренне раздосадованным.
- Ты думаешь, он бы колебался? Подумаешь, одним террористом больше – одним меньше?
На лице Мака появилось выражение абсолютной безучастности, он подхватил автомат охранника и начал демонтировать его быстрыми, точными и опытными движениями. Свет, лившийся сверху по ступеням, помогал ему; оружие растаяло в руках, превратившись в груду металлических деталей.
Моше потянулся к Uzi, но было уже слишком поздно.
- Какого чёрта ты делаешь? - от того, что слова произносились хриплым шепотом, они не стали менее ожесточенными. Мак вскинул голову, взгляд тёмных глаз был непреклонен. Синяки и ссадины ярко выделялись на побледневшем от волнения лице.
- Добываю свежие запчасти и избавляю от искушения. – Он отбросил рычаг спускового механизма в противоположный конец коридора.
- Мы могли бы использовать это оружие!
Макгайвер выбрал из комплекта несколько предметов, остальное раскидал ногой в разные стороны по каменному полу.
- Да? Это не увеличит наше численное меньшинство. Разве в Баальбеке не достаточно призраков?
Моше нервно пригладил пятернёй волосы.
- Ради всего святого! Янки, ты точно безумен!
Мак наклонился к нему с озорной ухмылкой. Он взял шпильку-стопор и занялся своими наручниками.
- Разве в Торе ничего нет про безумцев, находящихся под божественной защитой?
- Не знаю. Но я не тот, кого ты должен спрашивать о Торе. Я никогда не был гордостью и радостью своих учителей.
Сперва один, а затем и второй манжет соскочили, открывшись. Мак не стал задерживаться, чтобы осмотреть мокнущие пятна на запястьях, где они были повреждены металлом, он нетерпеливо подозвал Моше и занялся вторым комплектом замков.
- Думаю, нам стоит предположить, что это там есть.
Кандалы Моше открылись легче. Мак снова встал.
- Идём.

- Х –

За верхней частью лестницы сумрачная сторона комнаты в полуразрушенном здании зияла, словно пустая раковина огромного моллюска.
Макгайвер осторожно выглянул наружу. На некотором удалении, по центру, возле жаровни, собралось с десяток мужчин; запахи приготовления пищи, смешиваясь с запахами пыли, пота, скота и примитивной сантехники, делали тёплый воздух душным и плотным.
Мак не разбирал и половины подслушанной арабской речи, но грубый жаргон похитителей не требовал особого перевода.
Сердце Макгайвера сжалось. Он мог видеть пролом в наружной стене, не слишком далеко, где боковой проход вёл в переулок; однако, несмотря на то, что вокруг витал воздух повседневности, те мужчины были слишком близко и слишком бдительны, для того чтобы проскользнуть мимо них незамеченными.
Он пожевал губу, затем украдкой спустился обратно, вниз по лестнице, где лежал мёртвый охранник рядом с его распотрошённым оружием.
Мак ненавидел эту ужасную грубую необходимость, но когда он вернулся, на нём была немного тесноватая для него куртка хаки, прикрывающая его собственную слишком яркую рубашку. Он так же нёс длинную тонкую трубку – бывший ствол разобранного оружия, горсть винтов и других мелких деталей, соединявших части корпуса автомата.
Моше недоуменно нахмурился, потом криво улыбнулся, когда увидел, вернее, догадался, что собирается делать Мак с металлической мелочёвкой и подобием рогатки, сделанной из деталей того же железного хлама, в который за считанные секунды был превращён нормальный рабочий автомат.
Похитители не услышали тихий звук погремушки, приземлившейся где-то во мраке внешнего двора, с дальней стороны здания, но после того, как Мак повторил упражнение четыре раза, мужчины возле жаровни начали подталкивать друг друга и всматриваться в тень.
Последовали раздражённые возгласы и приказы на арабском, и несколько вооружённых людей веером разошлись по внутреннему двору и плохо просматривавшемуся зданию за его пределами. Один повернулся в сторону лестницы, ведущий в подвал, и рявкнул вопрос.
Моше был наготове и тут же свободно проворчал ответ на местном диалекте арабского, сдобрив его крепкими идиомами. Макгайвер под впечатлением поднял брови. Боевик вернулся к мангалу. Оба беглеца скрылись в тени. За пределами полуразрушенного здания медресе*(1) улицы Баальбека образовывали запутанный лабиринт.
Восточный горизонт начал краснеть, предвещая скорый восход луны, но пока тени зданий были настоящими лужами густых чернил.
Двое мужчин поспешили прочь, поначалу лишь слепо стремясь увеличить расстояние между собой и похитителями и избежать любых контактов, как можно дольше.
У обоих был острый слух, они умели ловко и тихо ступать в тени, уклоняясь от нежелательного внимания. Они смогли увернуться от случайного прохожего, когда казалось, что большинство жителей города были уже в помещениях.
Запахи готовящейся пищи вызывали муки голода, хотя во рту так пересохло, что, казалось, они были в состоянии принять только воду.
Мак следил за светящимся горизонтом, глубоко дыша через нос ночным воздухом, стараясь не позволить анархии извилистых улиц заманить их второй раз на их же след.
Поймав запах, вернее, ощущение влаги, он коснулся плеча Моше. Они осторожно подошли к колодцу, осознавая уязвимость открытой площади, но место было совсем безлюдное.
Моше пришлось жёстко контролировать себя, чтобы пить небольшими, осторожными глотками, удерживая воду во рту, прежде чем проглотить, давая организму время, чтобы приспособиться.
Он был удивлён, заметив, что американец делает тоже самое – он ожидал, что тот будет пить жадно, залпом. В перерывах между глотками Макгайвер скинул куртку мёртвого охранника, выскользнув из собственной изодранной рубашки. Он выискивал сравнительно чистый участок ткани, чтобы смочить его водой и осторожно промыть некоторые ссадины на лице, но первые попытки закончились провалом, он, морщась, сдался.
- Тебя сильно отметелили, - пробормотал Моше. – Как ты, держишься?
Мак опёрся руками о край колодца и на короткое время опустил на них голову, когда волна головокружения накрыла его.
- Я стараюсь не думать об этом.
Через пару минут он осторожно натянул рубашку обратно. Даже в тусклом свете Моше видел множество рубцов и синяков, пестреющих на его торсе. Об этом не хотелось думать, но не будь этого парня, он сам бы оказался в центре такого внимания.
Макгайвер мотнул головой и снова повёл Моше в лабиринте, теперь появилась цель.
Луна начала показываться над крышами домов, и Мак часто поглядывал на неё.
- Мы идём куда-то конкретно или просто идём? – шепотом спросил Моше.
- Мы направляемся на запад. Туда, где руины, вернее, где они должны быть.
- Ты в этом уверен? Как ты можешь это утверждать?
- Поверь мне. Я был бойскаутом.
- И это поможет? Это Ливан, а не Йеллоустоун!
- Луна-то та же самая. Она поднимается примерно одинаково везде* (2). Просто надо сделать допущение на широту.
- Если ты так говоришь, - Моше взглянул на ярко-золотую, круглую и полную Луну.
- Ты слишком много времени проводишь в городе. Тебе следовало бы почаще выбираться на природу.
- Я люблю города. Они красивые и многолюдные.
Мак посмотрел на него, но ничего не ответил.
Они подошли к краю города, руины простирались перед ними.
Макгайвер дышал глубоко, горло больше не было пересохшим, его не мучила жажда. Он мог чувствовать сухие пряные ароматы ночи, запах открытой земли, восходящий к ночному небу, когда отсутствуют палящие лучи солнца.
Лунный свет становился ярче, хотя его сияние всегда обманчиво, скрывая больше, чем показывая.
Перед ними возвышались сохранившиеся колонны большого храма Зевса, резко выделявшиеся на фоне ночного неба. Храм Бахуса располагался на собственном возвышении, слева от них, настолько хорошо сохранившийся, что казался недавно построенным. Древние святилища стояли под лунным светом, пустые и заброшенные современными жителями города, слишком втянутыми в распри нынешнего века, чтобы думать о пережитках ушедшей эпохи.
Моше озирался вокруг, но он не обращал внимания на руины, он изучал близлежащие строения.
- Да! … Жаль, что пришлось проделать такой путь, но я знаю, где мы находимся сейчас. Я могу найти мой контакт отсюда. Мы можем, наконец, выйти из этой мышеловки. – Он повернулся к лабиринту Баальбека.
Макгайвер с места не сдвинулся, чтобы последовать за ним. Моше повернулся и уставился на него.
- Ну же, янки. Я думал, что ты хотел безопасно выбраться отсюда. Разве ты не идёшь?
- Неа. Я должен кое-о-чём позаботиться в первую очередь.
Глаза Моше сузились.
- У тебя есть что-то, о чём ты не сказал мне, не так ли? Я так и знал!
Он подошёл в Маку, вглядываясь его в лицо. Макгайвер не двигался.
- Ты так и не объяснил толком, почему они тебя чуть на части не порвали… или какого чёрта ты делаешь в Баальбеке с полными карманами запчастей к Uzi.
Мак снова посмотрел вверх, на взошедшую луну, потом повернулся к Моше. Когда он заговорил, его голос звучал почти сердито.
- Послушай, Моше. Ты можешь пойти со мной и помочь, если ты готов – если ты действительно этого хочешь. Мне бы пригодилась помощь. Я не знаю Баальбек, кроме развалин, и я мог бы реально использовать какую-то подмогу, чтобы выйти благополучно. Но ты не обязан этого делать. Ты мне ничего не должен.
- Бог-свидетель, янки – это не тебе решать, кто чего кому обязан!
- Ты будешь в большей безопасности, если уйдёшь сейчас.
- Это я хочу быть в безопасности? Если бы я хотел быть в безопасности, я бы никогда не присоединился… - он замолчал, закончив фразу мысленно, - «…к Моссад».
Невысказанное признание повисло в мерцающем воздухе между ними.
- Ладно, - улыбнулся Мак, затем снова посерьёзнел. – Но если ты идёшь со мной, то идёшь на моих условиях. Убийств больше не будет. Это понятно?
Моше, подняв взгляд вверх, воздев руки к ночному небу, закатил глаза, стиснул зубы и опустил голову, чтобы встретиться взглядом с Макгайвером.
- Имею ввиду. Твоя игра - твои правила. Так куда идём?

- х -

Комментарий к 2. Запчасти
* (1) мусульманское учебное заведение, выполняющее роль средней школы и мусульманской духовной семинарии
ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9C%D0%B5%D0%B4%D1%80%...
* (2) в летний период полная Луна восходит на юго-востоке и заходит на юго-западе. Зимой восход полной Луны наблюдается на северо-востоке, а заходит она на северо-западе. Примерно 21-23 марта и 21-23 сентября Луна (в полнолуние) восходит, как и Солнце, на востоке и заходит на западе

URL
   

Записки без названия

главная